SIAC

Каждый Человек значим, уникален, необходим и незаменим
08/19/17 16:34:54
 
Главная arrow Аналитические материалы arrow ГЕОПОЛИТИКА И ТРАНСПОРТНЫЕ КОРИДОРЫ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ
 
 
Главное меню
Главная
О нас
Проекты
Документы
Статьи
Аналитические материалы
Это любопытно
Контакты
Партнеры
Видео материалы
Аналитические материалы
ПРОГНОЗЫ ДЛЯ XXI ВЕКА
 
Статьи
КТО ПРЕДУПРЕЖДЕН-ТОТ ВООРУЖЕН-рус
 
Это любопытно
ТАЙНЫЕ СЛУГИ МАГОВ
 
Ссылки

 

ГЕОПОЛИТИКА И ТРАНСПОРТНЫЕ КОРИДОРЫ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ
(Альтернативы альтернативным путепроводам)

 

Блеф – при этом слове первым делом вспоминается одноименный итальянский фильм с блистательной игрой неподражаемого А.Челентано. Однако блеф, всегда был (и есть) не только оружие из арсенала уличных мошенников и карточных жуликов, блеф – это политика, искусство политики строится на блефе. Геополитик – в смысле, специалист в области геополитики, и есть карточный шулер, только карты у него не игральные, а топографические. Карты краплёные кровью…
КУДА ПОТЕЧЕТ КАСПИЙСКАЯ НЕФТЬ?
Каспий, каспийская нефть, зажатая в просторах Центра Евразии, – давно стали вожделенным предметом, который “видит око, да зуб – неймет”. Нефти в мире мало, она теперь опять дорогая, от покупателей нет отбоя, но как ее (нефть) им доставить. Задачка наподобие детской головоломки про козла, капусту, волка и лодочку через речку. Речка – Каспий, лодочка – дороги (путепроводы), капуста – нефть, козлы и волки – не трудно догадаться… Сколько уже сломано копий вокруг споров о транспортировке каспийской нефти, исписано бумаги на книги и статьи о “черном золоте” Каспия. Наверное, стоимость переведенной бумаги и телевизионной пленки больше терпеливо ожидаемых дивидендов.
Альтернативных маршрутов, как известно, два: российский на Новороссийск и не-российский Баку-Джейхан. Российский, если ничего не случится, войдет в строй уже в следующем 2001 году. В октябре 2000 объявлено о создании спонсорской группы (сначала в Тбилиси, потом в Баку и, наконец, в Анкаре). С огромной помпой объявлено, что “спонсорская группа” уже собрала 120 млн. долларов на начало строительства. Непосредственно приступят к работам 2001 г. и закончат к 2004 г. (всего нужно на реализацию – 2,4 млрд. долларов). Гейдар Алиев, в очередной раз назвал действо “историческим”, а Шеварднадзе – “эпохальным”. Или наоборот? У любого занимающегося данной темой не первый год, не пропадало ощущение, что он уже где-то все это видел, причем не один раз. Какое-то затянувшееся шоу со старыми актерами и затрепанным сценарием – 3.299-я серия “Санта-Барбары”. Благородные седины “Сиси” Шеварднадзе, хитрющая “Джина” Олбрайт, перманентно меняющийся “Мэйсон” – частенько обновляемые президенты Турции и т.п.
“Шоу” есть шоу, реалии скромнее. “Турецкого” нефтепровода как не было, так и нет. Более того, у Азербайджана нет, и нефти, чтобы закачать ее в гипотетическую трубу (плановая ежегодная пропускная способность – 50 млн. тонн нефти в год). Казахстан раздает обещания всем “женихам”, как засидевшаяся на выданье невеста – и хромым, и косым, и убогим. Но обещания – обещаниями, а основной поток своей нефти уже гонит по российским квотам. Отказались войти в “спонсорскую группу” – “Лукойл”, который заявил, что “свою” нефть будет транспортировать через Новороссийск и американский Exxon-Mobil из-за сомнений в реальности проекта.
Судя по составу, заправляют в “спонсорстве” отнюдь не американские компании, а англо-голландская “BP/Amoco” (25% вложений), английская “Ramco” (1,5%), норвежский “Statoil” (6%), японский “Itochu” (3%) и азербайджанский государственный ГНКАР (50%) + 5% турецкой ТРАО. То есть, проект стал на 90% “безамериканским”, а это верный признак ослабления интереса американского бизнеса к каспийскому нефтяному чуду.
Вообще, накануне президентских выборов американская внешняя политика стала отличаться некоторой, мягко скажем, непродуманностью и непоследовательностью. Эдакой болезнью “горя от ума”, или “горя от Гора”. Буш-младший, в пику Гору – известному стороннику варианта на Джейхан, объявил себя приверженцем “иранского” маршрута, который хотя и значительно дешевле (требуется инвестировать порядка полу миллиарда долларов), но страдает одной с "турецким" бедой – существует только на бумаге.
Сколько лет Государственный департамент США потратил на “танцы с томагавками” вокруг Каспийского пирога, группировал союзников, подтягивал свой бизнес и войска и на тебе - тщательно выверенный курс по собиранию сателлитов с середины текущего года заменился шараханьями из стороны в сторону. Причины такому повороту событий – разочарование в результатах разведочного бурения на шельфе и одинаковые показатели двух основных кандидатов на президентский пост. Высок накал соперничества и в бой за симпатии избирателей оказались втянуты самые различные лоббистские группы. Стремясь понравиться всем, кандидаты-соперники, Гор и Буш-младший, сами того не замечая, поставили внешнюю политику своей страны на службу интересам выборной кампании. Судя по результатам, наиболее эффективно сработало армянское лобби. В течение последних месяцев Конгресс и Госдепартамент небывало жестко заклеймили недемократизм политической системы современного Азербайджана и впервые осудили геноцид армян в Турции. Как результат – резкое охлаждение в отношениях США со своими еще летом вернейшими кавказскими союзниками. Размолвка в политике (идеологии), тут же сказалась на экономике. Американский бизнес заметно “остыл” и к проекту Баку-Джейхан и к ТРАСЕКА. Лишнее свидетельство тому, что изначально этот интерес был, во многом, искусственным, основанным на блефе.
 
КУДА ПОЙДЕТ ТУРКМЕНСКИЙ ГАЗ?
Блеф и энергоносители. Серия №2. Газовая. Каких только усилий не предпринимал Л.Кучма и его верный оруженосец (газоносец) вице-премьер Юлия Тимошенко по пробиванию туркмено-украинского проекта. Сколько было пламенных речей, заявлений и поцелуев - “прекрасная Салоха” - старалась вовсю, но каков итог? Не срослась дружба от газовых поцелуев.
Леониду Кучме пришлось публично, теряя остатки и без того не великого политического веса, дезавуировать ашхабадские договоренности своего же вице-премьера. Газ на Украину, минуя Россию, не пошел и не пойдет. Политическая структура современной Украины все более напоминает разновидность махновщины. Личные обиды и амбиции Л.Кучмы, Ю.Тимошенко и премьера В.Ющенко, а также экономические интересы стоящих за их спиной местных олигархов и активно сотрудничающих с ними олигархов ближнего и дальнего зарубежья настолько диверсифицироли украинскую политию, что разобраться во всем этом “Гуляй-поле” не могут и сами участники. Не за горами выборы в Раду и не исключен вариант досрочных президентских выборов, что привносит в борьбу дополнительного огонька. Энергетический кризис и пути его решения стали для Киева заевшей пластинкой, хотя суть проблемы проста. Ашхабад хочет продавать газ как можно дороже, Россия купила 35 млрд. кубометров в 1999 году по цене 35 долларов за тысячу кубометров при схеме оплаты 50/50% живой валютой и товарами, Украина реально купила 5 млрд. кубометров по цене 38 долларов за тысячу кубометров при схеме оплаты 40% - деньгами и 60% товарами. На 2001 год за Украиной зарезервированы 30 млрд. кубометров по цене 40 долларов и схеме 50/50, плюс Кучма повесил Ниязову высший орден “Ярослава Мудрого” и Украина взяла обязательство проинвестировать строительство ряда объектов в Туркмении. Но важен ряд существенных “но”, на которые мало обратили внимание журналисты: а) выполнение поставок 2001 года (явно невыгодных России), жестко увязано с еженедельным! графиком украинских предоплат (14 млн. долларов в неделю) и возвратом уже накопившегося долга; б) расчет за газ по факту поставки будет производиться на туркмено-узбекской границе. Не трудно догадаться, что помимо России и без ее участия, газ из Туркмении на Украину может попасть только самолетами – никаких труб через Каспий еще нет. Чистой воды блеф. И со стороны Украины и со стороны Туркмении, в расчете психологически надавить на Россию.
Из той же серии и с аналогичной целью очередной импульс суеты вокруг договоренностей с Турцией построить таки “Туркменогазопровод” через Каспий. Стоимость этой затеи порядка 2-3 млрд. долл., протяженность – 2000 км. Ашхабад и Анкара поспешили заключить соглашения и по объемам поставок и срокам строительства. Во время визита президента Турции А.Сезера в Ашхабад в октябре 2000 г. речь только и шла о поисках путей ускорения строительства. О том, что трубу надо скорейшим образом построить президенты говорят не первый год. Нет только самой малости – денег. Ни у Турции, ни у Туркмении с Украиной. Да если бы и были, между Турцией и Туркменией находятся либо Кавказ, либо Иран, с их требованиями откусить за транзит, как минимум 20-30 долларов с тысячи кубометров. Вот и вся арифметика с геополитикой. В 2002 г. должен заработать “Голубой поток” из России в Турцию и цена всем перечисленным договоренностям – ломаный грош. Если что-то делать без и против России реально, то только в 2001 году, иначе будет просто поздно.
На “сочинском саммите” В.Путин продавил Л.Кучму на обещание допустить Россию к приватизации украинской трубы, переоформление долга коммерческих структур в государственный и обещание прекратить несанкционированный отбор. Вот это уже не блеф, а реальная политика. Параллельно было объявлено о форсированной проработке проекта обводной трубы в Европу через Польшу и Словакию. ЮКОС спешно активизировался в Хорватии. Такая вот дружба галушки с пельменем: пряник в руке, кнут - за пазухой.
В ответ украинские парламентарии национальной ориентации назвали сочинские соглашения – предательством национальных интересов и пообещали заблокировать их ратификацию в Раде (Парламенте). Однако и Россия еще не выложила на стол Кучме все козыри. Такая она, реальная политика: хочешь договориться – выламывай руки. Время дружбы “из одной тарелки” прошло.

 

“ШЕЛКОВЫЙ ПУТЬ” ПРОТИВ МАРШРУТА “СЕВЕР-ЮГ”.
Вдоль или поперек? В порядком забытые уже первые годы центральноазиатской независимости одним из самых популярных тезисов грядущего экономического процветания выступала идея об особенной выгодности геополитического положения данного региона. Назарбаев и Акаев писали об “уникальном мостовом положении” своих стран, Каримов о “чрезвычайно выгодном…центральном положении”. Похожие высказывания раздавались из уст Рахмонова и Ниязова.
Но эйфория от уникальности быстро прошла, по простой причине – Центральноазиатский шёлковый мост, или Путь (киргизский Президент Акаев называл его именно так – с заглавной буквы), оказался никому особенно не нужен.
 Шума вокруг известной Бакинской конференции (сентябрь 1998 г.), на которой было объявлено о рождении ТРАСЕКА-трассы Европа-Кавказ-Азия, было много. Президенты и премьер-министры различных стран, от Киргизии до Болгарии, с запада на восток, и, от Украины до Турции, с севера на юг, скрепили подписями очередные “исторические решения”. Многократно выпили, закусили. Где результат?
На ключевом, центральном кавказском участке ТРАСЕКА (который обустроен еще в советские времена и не требует какой-либо особо значительной реконструкции), эффект близок к нулевому. И вовсе не из-за козней Москвы или деятельности других неведомых врагов и диверсантов. Просто возить нечего. Через Азербайджан за 1999-99 гг. переваливалось порядка 13 млн. тонн груза, морским путем (через Каспий и Черное море) и того меньше – 4 млн. тонн. Старый российский Транссиб (основной конкурент), превышает эти показатели в несколько раз. Да, что Транссиб, в последние годы СССР, через тот же Азербайджан перевозилось по 80 млн. тонн грузов в год, а сейчас, по всему широко разрекламированному ТРАСЕКА, не более 20 млн. т. Есть разница?
По сути, ТРАСЕКА в нынешнем виде и ближайшем обозримом будущем может обслуживать только интересы экспорта/импорта самих стран участников. Ни о каком Большом транзите, а именно в нем виделся весь смак (таможенные сборы, тарифы за перевозку грузов, иностранные инвестиции) и речи нет. Возникает один нехороший вопрос, что, собственно, возить по нео-Шёлковому пути-ТРАСЕКА. Героин? ТРАСЕКА - это химера, родная младшая сестра другой, не более реалистичной, ГУУАМа.
Иное дело международный транспортный коридор “Север-Юг”. Как сообщает всезнающая пресса, согласие на участие в проекте, в очередной раз реанимированном на высшем уровне во время визита В.Путина в Дели, уже дали – Россия, Индия, Иран, Оман. (Особенно важно присоединение последнего, по размерам – с какой-нибудь Енбикшельдерский район Северо-Казахстанской области. Видимо, султанат включен в состав ко-спонсоров в качестве “коровки”, с которой хорошо бы поиметь побольше капиталу на благое дело). В середине октября премьер Казахстана К.Токаев заявил, что его страна тоже присоединяется к Соглашению. Дело за малым – чего везти-то с севера на юг. Кому, куда и как? Через Афганистан - так там, у талибов, по исламскому календарю, середина 15-го века и соответствующее отношение к караванам всякого чужого добра. Было ваше, стало – известно чье.… И нет железной дороги вообще, ни одного километра. Через индийский Кашмир, там ситуация немногим лучше афганской в смысле безопасности и инфраструктуры. Остается только Иран где, в принципе, сеть местных дорог позволяет, особенно в случае ввода строящихся железнодорожных веток от Мешхеда на порты Бендер-Аббас и Чахбехар.
Здесь переплетаются две объективные разнонаправленные заинтересованности: а) России выгодно найти кратчайший путь торговли с Ираном, Индией, аналогично, как и им; б) странам Центральной Азии очень хочется, чтобы основной маршрут пошел через них – пошлины за транзит, плюс – выход к дешевым и альтернативным (потому и дешевым) портам.
Доля товарооборота стран “ЦентрАзии” между собой не превышает 15% и обыкновенно ограничивается только ближайшими соседями. Попасть на “север” (в Россию и через нее в Европу) – задача наиважнейшая. Аналогично, как и достичь портов “юга” - Индии, Пакистана, Ирана. Коридор “север-юг” для стран “застрявших” в промежуточном Центре - это жизненно важная проблема достижения портов, вывоза и ввоза товаров. Президент Ислам Каримов еще на заре независимости своей страны в 1992 году высказал знаменитую фразу, – “коммуникации – слабое место Узбекистана. Мы пока имеем выход только на север. Не дай Бог, если кто-то перекроет нам эту дорогу!”
Не далее как несколько месяцев назад “кто-то” в лице руководства дружественного Казахстана, перерезал железнодорожное сообщение с “севером” – Россией, за обыкновенную неуплату. Ташкент за неуплату перекрыл Казахстану газ (в очередной раз), а Астана – заблокировала рельсы. Затем ту же процедуру казахстанское руководство повторило с Таджикистаном.
Каримов, что называется, задергался. Не получив от России существенной экономической и военной помощи. Условием предоставления которой, по нашим данным, были политические механизмы в некоторой степени ограничивающие государственный суверенитет. Находясь в состоянии плохо скрываемой конфронтации с Казахстаном, территориальных споров с Киргизией и “обид” за экспорт исламистов на Таджикистан, Узбекистан судорожно попытался обрести “новых друзей”.
Сначала Каримов попытался сепаратно замириться с “Талибами” (сентябрь 2000), потом слетал в США, чуть погодя, забыв обиды, принял президента Турции Ахмеда Сезера (октябрь 2000). Везде просил одного – реальной военной и финансовой помощи.
Тут дело даже не в личных обидах или симпатиях самого И.Каримова. Президент-то, как раз, жесткий прагматик, отдает себе отчет в действиях. У Узбекистана полный и абсолютный цейтнот. Не осталось исторического времени на выжидание и выживание, чья и когда возьмет. Узбекистан геополитически приговорен больше других центральноазиатских соседей. “Сезонные баткенские” войны показали полную не боеспособность армии (на выкуривание сотни моджахедов мобилизовали всех, вплоть до курсантских батальонов военных училищ, как в 1941 г. под Москвой). Армии нет, а тут жуткая засуха. 25 миллионов голодранцев – это вам не ученый дискурс, чем ханбалитский мазхаб отличается от ханафитского. Запахло узбекским бунтом, бессмысленней и беспощадней которого может быть только таджикский или туркменский. Для Узбекистана, действительно, доступ к коридору “север-юг”, уже сегодня вопрос не экономической выгоды/невыгоды, а жизни и смерти.
Изюминка в том, что трасса Россия-Иран-Индия, вообще-то, совершенно необязательно должна проходить через Центральную Азию. Проще (а главное дешевле), пустить ее паромами через Каспий в Иран (от Астрахани или нового, еще не построенного, но уже получившего милое название “Оля” – порта). Но и совсем бросать на произвол судьбы Центральную Азию Россия не может, в случае обвальной дезинтеграции (проще говоря, – резни), Узбекистан, как “черная дыра”, всосет в себя весь регион, со всеми его не более чем узбекская, “обороноспособными” армиями.
Факты упрямая вещь. Центральная Азия оказалась действительно на перекрестке старых дорог, которые в наше время уже никуда и никого не ведут. Дело в том, что экономическая пропасть между “севером” и “югом”, год от года, только увеличивается. Если раньше, какие-то 10-20 лет назад, речь шла об отставании в темпах развития, о замедленном прогрессе “юга”. Сегодня, - прогресса нет вообще, напротив, наблюдается обратный процесс отката, регресса “юга”. Экономика “молодых тигров” ЮВА, оказалась чудом в известной мере “дутым”. А применительно к Индонезии, (которую еще несколько лет назад рассматривали в качестве удачного примера эффективной экономики), так и вообще полной “липой”. Азия все более превращается в Африку, а Африка, вообще, отступает в хаос племенных войн и экономики натурального обмена. В некоторых тамошних странах (Заире, например), уже, одновременно, функционируют две и более, по числу правительств, денежные системы. Не за горами возвращение к деньгам-ракушкам и, далее, к натуральному эквивалентному обмену.
Во всех популярных сегодня моделях “глобального мира”, “юг” - аутсайдер. Глобальный мир, при всей своей всеохватывающей вездесущести, тоже имеет периферию. Парадокс, но периферия глобального мира находится в центре.
 
ЕСЛИ ЗАВТРА ВОЙНА? ЗАГРАНИЦА ГУУАМу НЕ ПОМОЖЕТ
Первые попытки создать некое подобие анти-СНГ внутри СНГ восходят к Бакинской (опять Баку) встрече И.Каримова и Г.Алиева в мае 1996 года. Зародыш “союза 4-х” первоначально включал в себя Узбекистан, Туркменистан, Грузию и Азербайджан. Чуть позже, зато сразу с претензией на первые роли, подтянулась Украина (притащив за собой Молдову), зато отпал в “полный нейтралитет” Туркменистан.
Окончательно ГУУАМ облекся в некоторое подобие жизнеспособного тела в 1997-98 гг. Но ситуация полностью аналогичная с ТРАСЕКА – новый союз “действует” только на бумаге, оживляясь с завидной периодичностью в моменты когда надо как-нибудь повлиять на Россию. Начинается дипломатическая суета, громкие заявления: “мы – вместе…”, “заграница нам поможет”… Помогать-то помогает, но плохо, просимых денег не дает.
Очередной момент циклической активности приходится на осень текущего года. В ответ на углубление интеграции в рамках “Евразийского экономического союза”, страны в него не попавшие, единодушно заклеймили “ЕАЭС”, как полную утопию. Каримов демонстративно отказался присутствовать на сессии глав-государств Договора о коллективной безопасности, хотя, по идее, его-то стране крайне необходима дешевая и современная военная техника. Одним из конкретных результатов бишкекского саммита (октябрь 2000 г.) Совета коллективной безопасности (в составе России, Беларуси, Казахстана, Армении, Киргизии и Таджикистана), стало решение об отпуске военной техники странам-участницам по минимальным ценам внутреннего рынка страны-производителя. Решение, кстати, далеко не бесспорное с точки зрения интересов основного экспортера – России, хорошо известно, что ряд дружественных стран давно и успешно занимается реэкспортом российских вооружений в “третьи страны”.
Узбекистан теперь пытается заручиться военной и военно-технической поддержкой у Турции и Китая, где ему что-то уже обещали.
В противовес планам создания “сил коллективной безопасности” стран ДКБ (еще один итог бишкекских договоренностей), Азербайджан выступил с инициативой создать ГУУАМовский “миротворческий батальон”. Идею Баку горячо поддержали в Киеве. Азербайджан заявил, что готов даже взять на себя основное бремя содержания батальона, в случае его размещения в своей стране, естественно, близ границ непризнанного Карабаха. Стремительно была согласована и подписана программа военного сотрудничества между Азербайджаном и Украиной, с подключением в качестве непременного партнера НАТО, через “Программу Партнерство ради мира”. Затем последовало аналогичное соглашение между Украиной и Узбекистаном.
Вместе с тем ситуация патовая, у ГУУМа нет главного – твердой поддержки извне. Противоречия между Азербайджаном и США достигли апогея, точнее критика Вашингтоном “недемократизма” Баку. И намечаемая “легитимная” передачи президентской власти от Алиева Алиеву (от отца Гейдара сыну Ильхаму), явно не способствует спаду критики. Не менее негативно оценивает официальный Вашингтон достижения президента Кучмы в области коррумпирования экономики.
Основной партнер США в регионе и проводник соответствующей политики – Турция, как никогда разочарована в заокеанских друзьях. Еще в сентябре начальник турецкого Генштаба генерал Кыврыкоглу делился планами формирования под эгидой США и НАТО “сил быстрого реагирования”, для наведения порядка в “зоне ответственности – Балканы, Кавказ, Центральная Азия”, предлагал территорию Турции под плацдарм для размещения указанных “сил”, а 3-й и 4-й корпус турецкой армии под костяк будущей многонациональной армии с широкими перспективами дальнейшей военной интеграции. Но американский Конгресс принял “армянскую резолюцию” и уже в октябре, в ответ, турецкий Парламент ставит на рассмотрение вопрос о закрытии крупнейшей американской военной базы – Инджирлик. Кыврыкоглу демонстративно отказывается лететь с визитом в США, правительство спешно восстанавливает дипотношения с Ираком и заявляет о готовности транспортировать через турецкую территорию иракскую нефть.
Попытки поискать других “альтернативных” военных союзников тоже весьма проблематичны и, более того, геополитически опасны. Каримов от отчаяния может обратиться к Китаю. Инфраструктура для “прихода” КНР в регион имеется в лице достраивающейся трассы Фергана-Кашгар, дипломатическим обеспечением военной помощи может служить “Шанхайский договор”. Киргизия, в силу своей очевидной слабости, может легко “уломаться” на пропуск войск через свою территорию или присутствие у себя ограниченного контингента китайских “зеленых (по цвету формы) человечков”. Но этот вариант (кстати, вполне реальный) – есть устранение одной опасности (исламизма и мятежа), другой – китайской ассимиляции. Восточного соседа стоит только один раз пустить и как его потом из киргизо-узбекских гор выковыривать – ни один аналитик не присоветует. В принципе, сам Китай согласиться на подобную авантюру может, как единственная страна в мире, которую особенно не беспокоят перспективы военных потерь.
На последних военных учениях в КНР (октябрь 2000), самых крупных с 1965 года, НОАК успешно “обкатывала” российскую военную технику, отрабатывала высадку десантных подразделений с вертолетов МИ-17 и военно-транспортных ИЛ-76. Китайские генералы, улыбаясь загадочными лицами, объясняли, что все эти мобильные перемещения, целиком в рамках действующей доктрины “активной обороны”. На вопросы перепуганных тайваньских журналистов, что ж это за оборона такая с применением, главным образом, наступательных сил и средств ВДВ, генералы отвечали – национальная специфика и улыбались еще загадочней. В цифрах: военный бюджет КНР вырос в 2000 г. на 12,7% (составил -14,6 млрд. долларов, на 200% больше чем военный бюджет РФ, в два раза больше чем весь внешний долг Казахстана).
Но Россию не должен пугать китайский вариант развития ситуации. Договориться с китайцами можно будет, разделив сферы влияния, но это уже из области долгосрочных прогнозов…
Реалии таковы: кто кого переблефует. США в регион в ближайшей перспективе не полезет. Если и решится внедряться в постсоветский юг, то начнет с Грузии и на некоторое время там всенепременно застрянет. Хитрый лис Шеварднадзе обязательно увяжет условием военного присутствия НАТО в своей стране с решение проблемы восстановления территориальной целостности – возвращением Абхазии и Южной Осетии. А эту проблему быстро не решить. А кроме США, с остальными акторами центральноазиатской драмы, Россия может или договориться, или их нейтрализовать.
Москве просто не следует обращать внимания на участившиеся факты “надувания щек” и “потрясания хилыми (от голода) кулачками” своих южных соседей. Кроме собственного авантюризма ничего у “потрясателей” за душой и за спиной (что гораздо важнее), нет. Необходимо спокойно реализовывать политику отстаивания своих национальных интересов, без погружения в бессмысленные дискуссии. Старый СНГ, фактически, уже мертв, просто кто-то этого еще не заметил или не понял, новое СНГ - России не нужно. Нужен союз стран - подлинных союзников, а от оставшегося “пространства” следует отгородиться визовым барьером и просто некоторое время понаблюдать, даже ничего не делая. Как в старой китайской притче: если долго сидеть на берегу реки, то обязательно дождешься, когда по ней проплывет труп твоего врага.
 
ПРОГНОЗ ВМЕСТО АНАЛИЗА
В “Путешествиях Л.Гулливера” Джонатан Свифт помещает своего героя в страну маленьких человечков – лилипутов, а называлась та страна – Блефуску. Друзья (а особенно враги), не без оснований, подозревали хитроумного Свифта в замаскированной политической пародии на современную ему владычицу морей Англию. Так вот, “политико”-сатирическая актуальность похождений “моряка из Йорка” сохраняются и поныне: карликовое государство Блефуску воюет из-за выеденного яйца с не менее “могущественной” лилипутской державой, а Гулливер, тем временем, некоторое время, побыв в наемниках у одной из враждующих сторон (помнится, угнав флот противника), периодически ловит себя на мысли – а что будет, если щелкнуть короля Блефуску по носу или топнуть ногой на все его блефучье королевство.
В условиях “сосредотачивающейся” России транспортно-геополитическая проблема внутри и вокруг остальных ННГ будет являться катализатором противоречий, прежде всего, между слоями политической элиты самих новонезависимых государств. Экономические системы, где все уже поделено и предопределено, с вырастанием поблизости нового сильного игрока начнут не чтобы мандражировать, но подрагивать. И первыми дрогнут игроки, которые считают себя обиженными существующим раскладом, обратятся к России ища поддержки и покровительства (экономического). Как только играть по Российским правилам (интересам) станет выгодней (доходней), следует ждать мгновенной переориентации, в морской терминологии маневра “все, вдруг” – части элиты под крыло Москвы. И не обязательно “Москвы” в смысле В.Путина и государства вообще, а под крыло(крышу) “Московских” ТНК, того же “Газпрома”, “РАО ЕЭС” и пр.
Большинство президентов стран СНГ с “добровольным” уходом на пенсию Б.Ельцина не заметили главного - заканчивается эра “советских” лидеров постсоветского пространства. И даже не в силу возрастных причин (хотя и они играют свою роль). Уже не тенденция, а закон: мировая политика становится прагматичнее и “злее”, центры силы с более жесткими требованиями подходят к своим сателлитам и имеют в своем арсенале возможности вполне демократического устранения вышедших из послушания младших партнеров. Последний пример Югославии, тому прекрасное свидетельство. Кто из серьезных политологов знал о существовании Коштуницы за месяц до выборов? Кем он был? Выпрыгнул как черт из пиаровской табакерки. Ничего так трудно не организовывается, как стихийное народное возмущение. Организовали.
 “Советские” постсоветские лидеры закостенели в своем нежелании поступиться принципами ложно понимаемого суверенитета, который им и нужен, главным образом, в качестве средства ухода от ответственности за неблаговидные делишки, элементарное казнокрадство. Они еще живут в эйфории партийно-коммунистического братства, безответственности и необязательности, привычке рассматривать весь остальной мир в качестве коллективного “дома престарелых”, населенного исключительно добренькими тетушками и дяденьками. “Старые” лидеры новых стран уже никому не интересны в качестве фактора ослабления России и гаранта невосстановления СССР. Эту роль они уже отыграли, а адекватно определить новые ролевые функции на мировой арене не могут, поэтому и мечутся как стайка сурков в степи, от одного куста саксаула к другой колючке.
Экономики “переходного периода” центральноазиатских государств, видимо от широты собственного шага, запутались в промежностях теории рынка и практике тотальной коррупции. Последняя (коррупция), оказалась суконной штаниной редкой прочности, не дала не то чтобы шагать, даже самостоятельно двигать членам(у). Или, может по рыночной неопытности, местное руководство сразу сунуло обе ноги(руки) в одну штанину?
Многократно сменяемые члены центральноазиатских правительств, в большинстве своем, редкие оптимисты. Один из самых оптимистичных среди них - председатель Нацбанка Казахстана Г.Марченко, уже объявил об ожидаемом “пришествии” в свою страну российского капитала. Причина такого конъюнктурного интегризма одна - в сторону и в пользу России дует ветер перемен.
В случае окончательного совпадения интересов российского государства и российского бизнеса, большинству (практически всем), странам экс-СССР придется по-новому выстраивать свою внешнюю (а многим и внутреннюю), политики. Не секрет, что в России сложилась группа лоббистов “интеграции по московским схемам”. Информированная пресса называет в этой связи, прежде всего, супер-монополии РАО “ЕЭС” и “Газпром”, а также: “Российский союз промышленников и предпринимателей” Аркадия Вольского и движение “Мобилизация и развитие” (МИР) Льва Черного. 18-20 октября в Москве под эгидой РАО “ЕЭС” (в качестве организатора), прошла Международная научно-практическая конференция “Экология энергетики-2000”. В числе основных спонсоров выступил ОАО “Алюминий Казахстана”. Любопытно, что соавторами одного из докладов явились один из первых руководителей казахстанского “Алюминия” Алмаз Ибрагимов и председатель оргкомитета “Всеказахстанского движения Единство-Медведь” Анатолий Зубарев. Событие небольшое, но показательное.
 Явно активизировались в поисках “дружбы Москвы” армянское и азербайджанское лобби. В последнее время Баку бросает на московский пиар немалые средства – с октября начала выходить всероссийская газета “Азербайджан в XXI веке” (с рекламой на отнюдь не самом дешевом телеканале “НТВ”), сериями пошли “нужные” публикации в печатных российских СМИ. Узбеки широко растиражировали научный труд журналистов “Независимой газеты” М.Гафарлы и А.Касаева “Узбекская модель развития: мир и стабильность – основа прогресса” (одно название дорогого стоит). Казахстан выродил серию книжек про достижения российско-казахстанских отношений и трудов Н.Назарбаева, вложился в интернет-проект пропагандистского сайта “transcaspian.ru”.
Т.е. понимание, где надо работать есть. В новом веке решающее значение приобретают технологии, в том числе и информационные. Без танков и ракет, одними информационными залпами и перекрытием вен транспортного сообщения Россия может эффективно разговаривать с пространством. Тем более что само это соседнее “пространство” постоянно дает поводы для диалога.

 

ШАГ К ВОЗРОЖДЕНИЮ ТРАНЗИТНОГО ПОТЕНЦИАЛА УКРАИНЫ
Открытие газотранспортного терминала в СЭЗ - знаковое событие
Во второй декаде октября в Одессе будет запущен комплекс перевалки сжиженного газа, пропускная мощность которого позволит переправлять на экспорт от 300 тыс. до 1 млн. тонн пропана и бутана в год. Ежегодные валютные поступления Украины от этого транзитного потока оцениваются в $30 млн., а количество создаваемых в рамках его обслуживания рабочих мест только в одесском регионе исчисляется десятками тысяч. Реализация инвестиционного проекта общей стоимостью около $35 млн. стала возможна благодаря созданию на территории Одесского морского торгового порта специальной экономической зоны "Порто-Франко".
Главное - начать
Одесса - крупнейший транспортный узел Украины. В грузопотоках семи одесских портов до 70% составляет транзит, объемы которого за последние годы уменьшились практически вдвое: если прежде только на транспортировке российской нефти через Одесские терминалы государство зарабатывало по $11 млн. в год, то теперь о таких цифрах никто и не мечтает. Отчасти это объясняется дороговизной услуг украинских портов, которая обусловлена действующим налоговым законодательством, - транзит нефти через Одесский порт обходится вдвое дороже, чем через порт Новороссийска, соответственно изменился и объем перевозок. Резко сократились также объемы транзита продукции российской металлургии и химических удобрений. Что это означает в финансовом отношении - объяснять не нужно, транзитные платежи являются существенным источником поступлений как для бюджетов портовых городов, так и для государственной казны.
Первым шагом к выходу из критической ситуации, которая сложилась в отечественной сфере внешней торговли и международного транспорта, стало принятие закона "О транзите", призванного создать условия для реализации транзитного потенциала Украины. При активном содействии комитета по вопросам строительства, транспорта и связи этот документ был утвержден парламентом в том виде, который реально позволяет говорить о создании основы для возрождения транзитного потенциала Украины.
Однако законодательные декларации - это еще далеко не деньги, которые можно вкладывать в конкретные объекты. А суммы нужны немалые. Поэтому второй по важности мерой стало открытие в черноморских портах Одессы и Рени (Одесская область) двух специальных (свободных) экономических зон. Причем реализация этих проектов натолкнулась на мощное противодействие со стороны Кабмина, принятие соответствующих законов проходило в острой, почти конфликтной обстановке, и лишь поддержка инициативы Верховной Рады со стороны Президента помогла расставить все точки над "i".
Льготы в обмен на эффективные инвестиции
После того как на территории Одесского морского торгового порта реально начала действовать свободная зона "Порто-Франко", проблему обеспечения инвестиционной привлекательности отрасли все же удалось решить. Инвесторам, которые реализуют в этой зоне приоритетные проекты стоимостью свыше $1 млн., был предоставлен ряд льгот: специальный таможенный режим, освобождение от налога на прибыль предприятий в течение первых трех лет и налогообложение прибыли по действующей ставке с коэффициентом 0,5 в последующие три года. Кроме того, освобождается от налогообложения сумма инвестиций по согласованным с органом хозяйственного развития зоны проектам, а поступления в иностранной валюте не подпадают под требование об обязательной продаже.
Результаты не заставили долго себя ждать: за считанные месяцы территория Одесского порта изменилась до неузнаваемости. Сегодня там ведется строительство нескольких крупных объектов, в частности суперсовременного терминала для обслуживания транзита химических удобрений, гостиницы и делового центра. Один из наиболее заметных "новоселов" - комплекс перевалки сжиженного углеводородного газа, сооруженный ЗАО "Синтез Ойл" (Украина) совместно с корпорацией "Шеврон" (США) и СП "Тенгизшевройл" (Казахстан). Среди аналогичных объектов в странах СНГ и Прибалтики этот терминал, спроектированный на основе передовых технологий, единственный полностью отвечает международным стандартам, включая экологическую безопасность. Уникальность проекта заключается также в том, что он впервые дает возможность экспорта таких объемов сжиженного газа (до 1 млн. тонн в год) через Черное море. Автором проекта является содружество проектных институтов "Хлорвинилпроект" (Украина) и "Нижегородниинефтепроект" (Россия), не только лидирующих в нефтегазовой отрасли стран СНГ, но и широко известных своими разработками в странах Западной Европы.
Общий объем инвестиций на строительство комплекса оценивается на уровне $35 млн. Причем в этой сумме нет ни копейки государственных средств, тогда ожидаемые валютные поступления от действующего терминала составляют $30 млн. в год. Работы по сооружению объекта выполняли украинские предприятия, все необходимое оборудование также было поставлено отечественными товаропроизводителями. Запуск объекта даст постоянную работу не только тысячам одесситов и работникам смежных предприятий региона и всей страны, но и обеспечит постоянными заказами украинских железнодорожников, - доставлять сжиженный газ от поставщиков Казахстана и России на Одесский терминал будут вагоно-цистерны (двухстороння сливная эстакада комплекса рассчитана на одновременное обслуживание от 30 до 60 цистерн, прибывающих по железной дороге).
Председатель парламентского комитета по вопросам экономической политики, управления народным хозяйством, собственности и инвестиций Алексей Костусев, присутствовавший на презентации проекта, назвал сооружение газотерминала в Одессе знаковым событием. Сегодня, благодаря транспортировке российского газа через территорию Украины, обеспечивается 40% внутренней "газовой" потребности только за счет получаемой платы за транзит (30 млрд. куб. м в год). И можно лишь представить, какие перспективы открывает здесь новый комплекс перевалки сжиженного газа. Уже запланировано сооружение аналогичного комплекса в Ильичевске и других черноморских портах. Географическое положение Украины обуславливает высокий транзитный потенциал нашей страны, вопрос лишь в том, сумеет ли Украина воспользоваться этим шансом. И чтобы эта экономическая возможность была реализована в полной мере, вопрос развития транзита газа взят на контроль тремя профильными комитетами ВР - кроме комитета по экономической политике, им занимается транспортный комитет и комитет по вопросам ТЭК.
Особенности национальной охоты на ведьм
Необходимость подобной опеки продиктована трудностями, с которыми сталкивается даже такой перспективный проект, как упомянутый комплекс перевалки сжиженного газа. Поскольку с экономической стороны предъявить какие-либо претензии к строительству этого объекта невозможно, противники чужих коммерческих успехов (а такие находятся даже когда предприятие обещает принести пользу не только его непосредственным участникам, но и стране в целом, включая каждого ее гражданина) обратили свое придирчивое внимание на экологический аспект транспортировки газа. И их не остановил тот факт, что аналогичные объекты уже более 20 лет активно эксплуатируются в разных уголках планеты, что по своим физико-химическим свойствам сжиженный пропан или бутан никакой опасности для здоровья человека не представляет...
Чинить препятствия реализации проекта не помешало и то, что ради безопасности трубопровода, пролегающего через городскую черту, инвестор прибегнул к усиленным защитным мерам (труба, по которой будет перегоняться сжиженный газ под давлением в 18 атмосфер, имеет двойные стенки и оборудована системой постоянного контроля и мониторинга), а сам по себе комплекс предусматривает несколько степеней защиты на случай "внештатных" ситуаций, которые полностью исключают попадание газа в атмосферу и гарантируют высокую безопасность объекта. Даже возможность эффективного решения проблемы снабжения региона сжиженным газом для бытовых нужд (а такая договоренность между муниципальными властями и руководством проекта уже существует) не стала помехой для широкомасштабной "охоты на ведьм".
В настоящее время "экологическая война" в Одесском порту близится к своему финалу. Им станет проведение независимой экспертизы комплекса перевалки газа на предмет его экологической безопасности. Возможно, после этого уже не возникнет трудностей при сооружении аналогичных объектов в других черноморских портах. Но, помимо осложнений местного масштаба, реализации подобных широкомасштабных проектов могут помешать и более серьезные причины. В частности, неопределенность государственной политики в отношении свободных экономических зон и территорий приоритетного развития со специальными инвестиционными режимами заметно нивелирует эффект от их внедрения. Крупному инвестору нужна долгосрочная стабильность и уверенность в безопасности собственных вложений, а также прогнозируемость экономических показателей на финансируемых им объектах. Существующие в Украине условия пока не позволяют ни одному сектору отечественной экономики рассчитывать на усиленное внимание со стороны мощных финансовых партнеров, реально способных содействовать позитивным экономическим сдвигам.
Обзор подготовлен 27 октября 2000 г.  
 
< Пред.   След. >

 16.09.2007 20:59