SIAC

Каждый Человек значим, уникален, необходим и незаменим
12/14/17 18:35:09
 
Главная arrow Аналитические материалы arrow ПОДГОТОВИТЕЛЬНЫЙ ПЕРИОД ВООРУЖЁННОЙ ФАЗЫ ВОЙНЫ
 
 
Главное меню
Главная
О нас
Проекты
Документы
Статьи
Аналитические материалы
Это любопытно
Контакты
Партнеры
Видео материалы
Аналитические материалы
ИНТЕРЕСЫ ЗАПАДА НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ
 
Статьи
СПАСАЮЩИЕ ВТИХУЮ-Статья для МК
 
Это любопытно
ЭВОЛЮЦИЯ ЧЕЛОВЕКА
 
Ссылки

ФАКТОР НЕОБХОДИМОСТИ
В ПОДГОТОВИТЕЛЬНЫЙ ПЕРИОД ВООРУЖЁННОЙ ФАЗЫ НОВОЙ ВОЙНЫ
 
I. Сущность необходимости
II. Война – как необходимость, и война – как возможность
III. Преимущества войны-необходимости
IV. Нейтрализация преимуществ войны-необходимости
            1. Повышение мотивации агрессора к войне
            2. Снижение мотивации к обороне объекта агрессии
            3. Нейтрализация мотивации к обороне
            4. Разрыв общей судьбы
            5. Обесценивание усилий и жертв объекта агрессии
            6. “Разделяй и властвуй”
            7. Воевать чужими руками
V. Диалектика войны-необходимости
Выводы
 
Из военной истории известно, что фактор необходимости считался одним из важнейших в войне и в той или иной мере учитывался и использовался с древних времён. 1  Однако в войнах последнего десятилетия проявились значительные особенности в управлении им, которые необходимо осмыслить.
Вместе с тем, эти особенности предопределяются различиями в культуре, менталитете, характеристиках вооружённых сил, относительной стоимости различных материальных и духовных ценностей, в т. ч. человеческой жизни, и пр. тех или иных цивилизаций. В связи с этим рационально рассмотреть необходимость не в плане войны вообще, а в плане войны, которую может вести какая-либо конкретная цивилизация.
Сегодня инициатива в развязывании войн безусловно принадлежит НАТО и его членам. В свете объявленной США “войны терроризму” эта инициатива особенно очевидна. Поэтому наиболее актуально рассмотреть необходимость в войне НАТОвского типа. Актуально ещё и потому, что именно в войне НАТОвского типа (новой войне) наиболее интенсивно эксплуатируется психика человека, в том числе фактор необходимости.
В данной работе (по причине объемности темы) этот фактор рассматривается в основном для подготовительного периода вооружённой фазы новой войны.
I. Сущность необходимости
В природе “Необходимость есть то, что обязательно должно произойти в данных условиях…”. 2  Необходимость в войне связана, прежде всего, с человеком. Для него необходимость – однозначная направленность выхода из сложной (опасной, нетерпимой) ситуации на предмет необходимости.
Например, если, как пишет Н. Макиавелли, противник атакован в походном лагере, и у него нет иной возможности выжить, кроме как победить, то победить – это необходимость. Она заставляет воинов бесстрашно сражаться, все свои силы и энергию направлять к победе. В основе этой необходимости – сильнейший из человеческих инстинктов, инстинкт сохранения жизни.
Как показывает история, в войне нечасто может быть создана необходимость победы, обусловленная этим инстинктом. 3  Поэтому на эксплуатации инстинкта самосохранения иногда возможно построить успешный бой, операцию, но затруднительно построить успешную войну в целом. Какими же другими средствами формируется необходимость победы?
Поскольку в бою воин рискует своей жизнью, необходимость, которой он в бою будет безусловно подчиняться, должна быть сравнима со стоимостью жизни. Поэтому Н. Макиавелли, К. Клаузевиц, другие военные аналитики необходимость победы для воина, войска связывают с его жизнью или с другими ценностями такого же порядка. Что это за ценности?
Из психологии известно, что личность – система духовных ценностей. Духовные ценности (отечественная история, патриотизм, войсковое товарищество, справедливость, развитие, гуманность и др.) определяют потребности и интересы, выполняют роль фундаментальных норм, образующих личность4 .
При наличии других ценностей (экономических, политических и пр.) их основа – все-таки духовные ценности, ибо все другие ценности приобретают смысл и цену только в понятиях Родины, справедливости, развития и пр., т. е. в категориях духовных ценностей. Соответственно человек оценивает весь мир, конкретную ситуацию в системе своих духовных ценностей.
Как известно, человек – существо рациональное, т.е. он стремится к лучшему (лучшим целям в системе своих духовных ценностей), стремится достигать его лучшими способами. 5  Поэтому рациональны воины 6-й роты, отдавшие свои жизни в бою с бандитами в Чечне; но рационален и чиновник-коррупционер, торгующий Родиной по сходной цене. Всё дело в духовных ценностях: для воинов 6-й роты базовые ценности – Родина, воинский долг, войсковое товарищество; для чиновника-взяточника базовая ценность – личное обогащение (“Бери от жизни всё!”). 6 
 Целенаправленность, мотивация поведения, само поведение личности определяются её духовными ценностями, направлены на их защиту и приумножение. 7  Как отмечают психологи, и очевидно, из жизни, стоимость фундаментальных духовных ценностей личности чрезвычайно высока, вполне сравнима со стоимостью собственной жизни. При этом если приумножение отмеченных ценностей – вопрос возможности, то их защита – вопрос необходимости. Ибо не защищать свои духовные ценности, идти против них для личности – мука. Соответственно угроза духовным ценностям личности, общества вызывает наиболее острую необходимость противодействия, обороны от этой угрозы.
Таким образом, необходимость – следствие срабатывания инстинкта; но для нравственной личности это, прежде всего, продукт духовных ценностей, их значимости, фундаментальности. И обстоятельств (наличия угроз этим ценностям).
В войне как раз создаются такие угрозы (в первую очередь – угроза безопасности страны). Причём в отличие от угрозы личной жизни путь преодоления этой угрозы всегда направлен на победу над врагом. Поэтому духовные, нравственные ценности (в отличие от животного инстинкта) – надёжный фундамент успешной войны. Не случайно военные теоретики безусловный приоритет в войне отдают именно нравственному, духовному началу, а не животному инстинкту.
С разрушением нравственности, духовных ценностей человек примитивизируется, его рациональность, необходимость, мотивация, поведение начинают управляться животными инстинктами. Такой человек не способен защищать: он может только защищаться, если есть угроза его личной жизни. Соответственно страна с подорванной нравственностью, духовностью не имеет шансов на выживание.
Отсюда очевидна суть морально-психологической войны: чтобы подчинить, уничтожить страну, достаточно лишить её нравственности, духовных ценностей, подменить их фальшивыми (см. концепцию уничтожения России А. Даллеса: Морской сборник, №3/2001г., с. 55). Одним из направлений реализации этой концепции является так называемая “массовая культура” США, интенсивно экспортируемая во все страны мира.
Лидеры фашистской Германии, планировавшие поработить весь мир, также придавали первостепенное значение разрушению духовных ценностей других народов. Так, Гиммлер отмечал: “…было бы преступлением против нашей крови давать людям чужой расы идеалы, т. к. этим мы готовим бедствия нашим детям и внукам. ”8 
II. Война – как необходимость, и война – как возможность
Необходимость войны для агрессора определяется тем, существует ли реальная угроза его фундаментальным ценностям, готов ли он к значительным жертвам (если они будут необходимы) для достижения целей войны. Если не готов – война для него является, скорее, возможностью, чем необходимостью. Как отмечают военные аналитики, реальная угроза национальным ценностям США за всю их историю имела место только во II мировой войне. Все другие войны с участием США – с Испанией, Филиппинами, I мировая, интервенция в Мексику в 1916 г., война во Вьетнаме, “Буря в пустыне” в Ираке, агрессия в Югославию и др. – примечательны отсутствием такой угрозы9 , т. е. это были войны-возможности.
Характер войны-возможности определяет гибкость в отношении места и времени применения силы агрессором – туда и тогда, где и когда для этого подготовлены (созрели) наиболее благоприятные условия. 10  А объект агрессии такого выбора не имеет. Ибо если агрессор начинает войну, то для объекта агрессии она автоматически становится необходимостью: он вынужден отражать агрессию – или капитулировать. И в любой войне (не только НАТОвского типа), как правило, война для агрессора (в силу большего диапазона выбора) выступает более как возможность; для объекта агрессии (в силу ограниченности его выбора) – более как необходимость.
III. Преимущества войны-необходимости
Войну-возможность, как правило, начинает (ведёт) сильная сторона, и в этом преимущество войны-возможности. Однако война-возможность имеет и свою слабость. Прежде всего, никакая цивилизованная страна без необходимости не готова жертвовать своим благополучием, жизнями своих граждан, а тем более рисковать самим своим существованием.
Вместе с тем из истории известно, что страна, поставленная агрессией в безвыходное положение, как правило, к таким жертвам готова. Поэтому получается асимметрия в пользу страны-объекта агрессии: она более мотивирована к борьбе, готова заплатить за победу гораздо больше, чем агрессор. Это моральное преимущество весьма серьёзно, ибо, как известно, в войне наиболее важен моральный фактор;11  и оно ещё более возрастает ввиду того, что общественное мнение стран Запада очень чувствительно к потерям своих солдат.
Имеется преимущество и иного рода, вытекающее из известной русской поговорки: ”Голь на выдумки хитра”, а также мысли К. Маркса о том, что потребность общества двигает науку больше, чем десяток университетов. Частично объединив отмеченную поговорку и мысль, можно сказать: если у человека (организации, государства) для достижения определённой цели недостаёт каких-либо ресурсов (качеств), то при высокой мотивации к этой цели недостающее будет компенсировано другими ресурсами (качествами). Это закон психологии (закон компенсации).
Поскольку в войне-необходимости мотивация к победе высока, закон компенсации в ней становится мощным фактором. Например, во II мировой войне СССР сделал почти невозможное в перемещении на Восток и развертывании там военной промышленности, в разработке и производстве новых видов вооружений и др. при недостатке времени, материальных ресурсов, транспорта и пр.
Если все прочие обстоятельства равны у обоих противников и таким образом взаимно нейтральны, сторона, ведущая войну-возможность (агрессор), будет намного слабее стороны, ведущей войну-необходимость (объекта агрессии). Однако агрессор, как правило, всегда начинает войну, чтобы победить, поэтому необходимым условием начала войны является нейтрализация преимуществ войны-необходимости.
IV. Нейтрализация преимуществ войны-необходимости
Для определения путей нейтрализации построим элементарную модель войны.
Необходимость – величина моральная, продуктом которой является мотивация. Мотивация служит умножителем силы войск (тыла). Поэтому первый структурный элемент модели – мотивация.
В войне две стороны воюют между собой ценой затрат своих усилий и жертв. Каждая сторона в войне – интеллектуальный субъект, основные структурные элементы которого – управляющее и исполняющее начало (военно-политическое руководство, и управляемая им страна (коалиция)), их взаимосвязь.
Таким образом, основные элементы модели войны: страна (коалиция), руководство страны (коалиции) и взаимосвязь между ними; мотивация; средства и способы ведения войны; усилия и жертвы страны (коалиции). Без варьирования этими элементами затруднительно что-либо изменить в войне.
С учётом этого на основе анализа истории можно выделить следующие направления нейтрализации преимуществ войны-необходимости:
1. Повышение мотивации к войне страны-агрессора;
2. Снижение мотивации к обороне страны-объекта агрессии;
3. Нейтрализация мотивации к обороне страны-объекта агрессии;
4. Разрыв общей судьбы страны-объекта агрессии и её руководства;
5. Обесценивание усилий и жертв объекта агрессии;
6. “Разделяй и властвуй”;
7. Воевать чужими руками.
Рассмотрим эти направления.
1. Повышение мотивации агрессора к войне
Повысить мотивацию граждан нетоталитарной страны к войне-возможности в такой мере, чтобы они были готовы в ней на значительные жертвы, затруднительно. В этом могут помочь лишь особые обстоятельства – например, уничтожение Всемирного торгового центра, терракты (в т. ч. бактериологические), после которых США готовы воевать с различными (пока – мусульманскими) странами в различных регионах мира, где, как они считают, существуют оплоты терроризма. Однако это дорогостоящий и опасный путь мотивации; но даже он не может компенсировать перекоса мотиваций в войне-возможности и войне-необходимости, а тем более получить преимущество в мотивации в войне-возможности.
2. Снижение мотивации к обороне объекта агрессии
В снижении мотивации к обороне можно выделить заблаговременную и непосредственную подготовку. Как показывает недавняя история и сложившаяся военно-политическая ситуация в мире, заблаговременная подготовка может включать:
а) разрушение и подмену национальных ценностей, морально-нравственное разложение населения (в первую очередь – правящей “элиты”) стран – объектов агрессии, разрушение национальной культуры и национальной идентичности их граждан (в первую очередь – правящей “элиты”), взращивание в них пошлости, цинизма, космополитизма и пр., т. е. всё то, что включает отмеченная выше концепция А. Даллеса, что США экспортирует во все страны мира как “массовую культуру”;
б) установление элементов мирового порядка, подавляющих мотивацию к сопротивлению объектов агрессии. Например, практики судебного преследования иностранных граждан и организаций, осмеливающихся отражать агрессию или не выполнять требования агрессора (так, США прикладывают большие усилия для привлечения к суду военно-политического руководства Югославии, организовывавшего оборону от агрессора; даже начальника Белградского телецентра, отказавшегося по требованию агрессора прекратить работу телецентра, за это привлекают к суду), и др.
Непосредственная подготовка может включать:
а) объявление войны не стране в целом, а её части; б) определение такого объёма требований к стране – объекту агрессии, чтобы оставить ей пути отхода; в) создание ей условий для выполнения требований; г) обещание ей помощи в случае выполнения условий агрессора (пряник); д) дезинформация населения страны – объекта агрессии и др.
а) агрессор учёл свой опыт во Вьетнаме: крайне нежелательно воевать с целым народом, ибо это может плохо кончиться. Поэтому война стране не объявляется. Врагом объявляется не страна, а её правящий “режим”, руководство, террористы и пр. 12  Таким образом, уже сама декларация войны – важный элемент войны, направленный на раскол единства страны – объекта агрессии, выделение в ней “виновной” перед агрессором части и “невиновной”, которая вынуждена страдать из-за “виновной”. 13 
В вину “врагу” ставится “попрание” общечеловеческих норм – свободы слова, гуманизма, демократии и пр. От “врага” требуют “искупления вины”. Причём “вина” формулируется таким образом, что её “искупление” есть реализация цели агрессии. Так, в Косово агрессор как “искупление вины” потребовал вывода армии и полиции Югославии из Косово, т. е. фактически аннексии Косово.
Таким образом агрессор представляет объект агрессии не как своего врага, а как врага человечности, человечества14 ; а агрессию – как акт “гуманизма”. 15  Этим достигается подрыв связей страны – объекта агрессии с другими странами, подрыв единства страны – объекта агрессии, её оборонного сознания, обороноспособности (см. приведённую ниже мысль Ф. В. Рената).
б) Как отмечал Н. Макиавелли, “…искусный полководец …должен измерять, насколько легко или трудно одержать верх, большею или меньшею необходимостью противников защищаться.”16  Степень необходимости защищаться определяется объёмом той жертвы, которую требует агрессор.
Поскольку “Чем меньше та жертва, которую мы требуем от нашего противника, тем, вероятно, меньше будет его сопротивление. …Политическая цель [войны – К. С. Н. ] – мерило …объёма необходимых усилий.”17 , то заявление самых решительных целей агрессии типа “победитель забирает всё” ставит противника в крайнюю необходимость обороняться, что снижает обеспеченность успеха агрессора. Напротив, более скромная, частичная цель повышает обеспеченность этого успеха.
Вместе с тем заявленная и фактическая цели войны – совсем не одно и то же (как отмечал Сюнь-Цзы, война – путь обмана): цель войны возможно сделать более скромной (т. е. повысить обеспеченность успеха агрессора) за счёт обмана. Так, НАТО добился от Югославии сдачи Косово лишь потому, что заявил, что Косово – неотъемлемая часть Югославии, и её суверенитет над Косово будет возвращён. Сегодня руководители НАТО о суверенитете Югославии над Косово уже не упоминают, а другие военные и политики стран НАТО, анализируя будущее Косово, никак не связывают его с вхождением в состав Югославии. Более того, агрессор предпринимает активные действия по разделению Сербии и Черногории (т. е. ликвидации Югославии), тогда вопрос возвращения Косово Югославии отпадёт сам собой.
в) Известна древняя мудрость: если враг отступает – построй ему золотой мост. Смысл её в том, что иногда необходимо не только открыть противнику путь к отступлению в нужном тебе направлении, но и создать условия, побуждающие его к отступлению. Так, чтобы военно-политическое руководство могло принять условия агрессора (отступить), необходимо обеспечить этому руководству возможность “сохранить лицо”, гарантировать ему свободу, безопасность, личные выгоды и пр. Иначе даже в общем приемлемые требования могут быть не приняты. И напротив, когда условия неприемлемы, создание особо благоприятных условий для их выполнения может привести агрессора к успеху. Так, Горбачёв с компанией “сдавал” СССР в состоянии эйфории: процесс уничтожения СССР, очевидно, был обставлен так, что они были безмерно счастливы. Несмотря на то, что в результате развала СССР погибли миллионы людей, искалечены судьбы десятков миллионов и пр., Горбачёв за это получил Нобелевскую премию мира. Т. е. счастье руководства может быть его личным счастьем, основанным на несчастье возглавляемой им страны – объекта агрессии.
Очевидная первопричина этого – в негодном военно-политическом устройстве страны – объекта агрессии, когда её система управления неадекватна своим задачам: судьба государства зависит от одного – и притом неподконтрольного, неподсудного, а значит безответственного человека; неадекватна система оценки обстановки, система выработки, оценки и принятия решений; неадекватна система подбора кадров, допускающая к руководству и формированию руководящей “элиты” страны непатриотичных, непорядочных и некомпетентных людей; неадекватна система управленческой обратной связи, поэтому личное благополучие руководства никак не зависит от качества управления страной; руководство неподконтрольно системе безопасности, правосудию, следовательно, никак не отвечает за результаты своего “руководства”.
г) В случае капитуляции может обещаться помощь различного плана: снятие экономических санкций, инвестиции, кредиты, “дружба” и пр. Но это не значит, что после капитуляции так и будет. Напротив, после выполнения объектом агрессии требований агрессора позиции этого объекта ещё более ослабнут. И агрессор не преминет этим воспользоваться: он будет развивать успех, выдвигая новые и новые требования – ибо, уступив раз, трудно отказать во второй, и всё более и более трудно – в последующие. 18 
д) Искажением действительной картины ситуации возможно разрушить сплочённость страны – объекта агрессии, в значительных пределах управлять мотивацией и поведением её руководства, населения, вооружённых сил.
3. Нейтрализация мотивации к обороне
Эффективным средством к этому является внушение бесполезности обороны, невозможности победы. Необходимость победы в сочетании с осознанием её невозможности рождает отчаяние, панику, подрывает нравственные силы. Поэтому необходимость играет позитивную роль лишь при наличии веры в победу. 19  Не случайно хорошие полководцы предпринимали все возможные меры для внушения своим войскам уверенности в победе и, как правило, по своему выбору не начинали сражений, если их воины не имели такой уверенности.
4. Разрыв общей судьбы
Как известно, ничто так не объединяет, как общая судьба: общие приобретения и потери, общие перспективы. Страна, объединённая общей судьбой, способна концентрировать свои усилия на решение общих задач и тем добиваться больших успехов, в том числе в обороне страны.
Напротив, разрыв общей судьбы страны, особенно разрыв судьбы её военно-политического руководства и руководимой им страны (народа), когда:
- приобретения этого руководства означают потери для страны;
- выбор, хороший для страны, недопустим для её руководства;
- выбор, хороший для руководства, является провальным для страны;
- хорошая для руководства перспектива означает разрушение перспектив страны, –
очевидно, весьма эффективный способ подрыва обороноспособности.
При этом разрушает страну уже не только и не столько агрессор, сколько само её руководство, используя для этого силы, средства, ресурсы самой уничтожаемой страны. Пути к этому известны:
- обесценивание необходимых для руководства всякой жизнеспособной страны базовых морально-этических ценностей: патриотизма, честности, порядочности, ответственности, требовательности и др., тогда даже всемирно известные коррупционеры и вредители превосходно чувствуют себя в госаппарате, в управлении госсобственностью, представляют страну за рубежом;
- кадровая политика, приоритет которой – не государственные интересы, а замаскированные частные корыстные интересы, интересы агрессора, кумовство и др. ;
- оценка деятельности, положения дел, процессов, тенденций не с точки зрения их долгосрочного влияния на состояние, развитие, перспективы страны, её населения, на безопасность государства и его геополитическое положение, а с различных иных, лишь бы они оправдывали и легитимизировали “прикрываемую” деятельность, положение дел, процессы и тенденции.
Это путь разрыва общей судьбы, определяемый негативными процессами в самой стране.
Другой путь возник в связи с распространением процессов глобализации. Как отмечал Г. Мольтке, “Командующий армией в своих действиях …не должен бояться судебной ответственности.”20  Иначе в его сознании необходимость обороны будет в той или иной мере нейтрализована другой необходимостью: обеспечить собственную безопасность.
В условиях глобализации не только экономических, но и политических, правовых отношений политическое и военное руководство стран – возможных объектов агрессии не всегда может чувствовать себя в безопасности от иностранного судебного преследования. Причём, поскольку правила игры в этом задаёт потенциальный агрессор, преследоваться всегда и в первую очередь будет именно сопротивление агрессору, его действиям, требованиям и планам; всё остальное – права человека, демократия, свобода слова, геноцид – не более чем предлог и удобная маскировка. 21 
В связи с этим политическое и военное руководство страны – объекта агрессии может быть в определенной степени парализовано возможностью судебной ответственности, ограничено в возможности организации эффективной обороны. Груз возможности судебного преследования погасит их инициативу и целеустремленность; выбор, оптимальный для обороны, может стать нежелательным или неприемлемым для личной безопасности руководства. Это мощнейший фактор в войне.
Вероятно, поэтому США целенаправленно добивались выдачи для привлечения к суду Р. Караджича, военно-политического руководства Югославии; объявили преступником С. Хуссейна; организовали суд над экс-президентом Югославии С. Милошевичем22  и др.
Для агрессора значимость суда над С. Милошевичем (2001г.) связана уже в меньшей степени с Югославией, которую он и так обессилил и растоптал;23  это акт правовой агрессии против других стран мира (в том числе и сателлитов агрессора), акт предупреждения, устрашения. Таким образом агрессор навязывает миру свои правила войны, априорно разрывающие общую судьбу любой возможной страны – объекта агрессии, лишающие её возможности эффективно обороняться.
Не случайно за выдачу гаагскому трибуналу С. Милошевича США обещали Югославии 100 миллионов долларов, снятие экономических санкций и пр. Правовая “дубина” того вполне стоит.
5. Обесценивание усилий и жертв объекта агрессии
Обесценивание усилий и жертв объекта агрессии достигается методом неконтактной войны. Из анализа событий последних десятилетий к этому просматриваются следующие направления:
- лишить противника инициативы, ограничить его оборонительные действия жёсткими рамками. Например, в случае “Бури в пустыне” Ирак никак не противодействовал стратегическому развёртыванию войск противника, хотя имел к тому всё необходимое; Югославия также никак не противодействовала стратегическому развёртыванию войск противника, ограничила оборону страны лишь рамками своей территории, даже не пытаясь нанести удары по системе военно-политического управления, инфраструктуре, аэродромам и авианосцам противника; обе страны не проявили активности для превращения неконтактной войны в контактную – в ближний бой, где они единственно и могли воевать, реализовать преимущества войны-необходимости;
- иметь такое преимущество в качественно-количественном уровне своих войск, способах ведения войны, что объект агрессии в навязанных ему рамках войны не сможет сколько-нибудь существенно противодействовать уничтожению своей страны и вооружённых сил, т.е. будет лишён возможности сопротивляться.
Как отмечал К. Клаузевиц, “…при отсутствии сопротивления не может быть и войны…”24  Следовательно, неконтактная “война” войной не является. Вооружённое противоборство в ней сменяется дистанционным наказанием страны – объекта агрессии (разрушением, уничтожением, убийствами и пр.), безопасным для агрессора. При этом даже тщётные усилия объекта агрессии защититься жёстко наказываются (непрекращающиеся бомбардировки Ирака). Задача при этом – не только физическое, но, прежде всего, моральное порабощение: отбить саму мысль о противодействии агрессору, “дубиной” заставить “любить” агрессора.
6. “Разделяй и властвуй”
Как отмечал древнеримский военный теоретик Ф. В. Ренат: “Хороший вождь должен уметь сеять раздоры среди врагов. Ни один даже самый маленький народ не может быть уничтожен врагами, если он сам себя не истощит своими внутренними неурядицами.”25  Именно так поступал Древний Рим, которому приписывают изобретение принципа “разделяй и властвуй”: он никогда не вступал в войну с целым государством. Сначала организовывал смуту и раздоры в стране – объекте агрессии, а затем в удобный момент приходил “на помощь” одной из сторон. При этом входил в страну уже не как агрессор, а как “защитник”, “освободитель”, и особых проблем в подчинении страны не возникало. Как известно, по этому сценарию проходила агрессия НАТО в Косово.
“Разделяй и властвуй” – непременный принцип современных агрессий НАТОвского типа, поскольку основные факторы, определившие его эффективность, ещё более усилились: нежелание длительных и кровопролитных войн агрессором, рост возможностей внесения смут и раздоров в различные страны и создания “гуманитарного” предлога для агрессии и др. ; вместе с тем нет новых значительных препятствий, ограничивающих его применение.
7. Воевать чужими руками
К этому известны следующие пути:
а) использованием внешних по отношению к стране – объекту агрессии сил – сателлитов, или тайно организовав войну других стран против государства – объекта агрессии. Недостаток этого способа в том, что страна – объект агрессии будет сражаться как единое целое. Как отметил Ф. В. Ренат (см. ниже), победить страну в этих условиях затруднительно. Но этот способ может быть эффективным в сочетании с использованием внутренних сил объекта агрессии (см. ниже).
б) использовать наёмников, набираемых специально для конкретной войны. Если сложно (опасно, невыгодно) заставить умирать своих солдат и солдат стран-сателлитов – в мире всегда найдётся достаточно людей с извращёнными духовными ценностями, или отребья, которые за деньги готовы на всё: убивать, грабить и насиловать. С другой стороны, для агрессора этот сброд не представляет ценности, он не несёт за него ответственности, поэтому здесь не встает проблемы количества жертв. Так, НАТО для проведения сухопутной операции в Косово набирал наёмников со всего мира.
в) использовать постоянные наёмные формирования типа французского “иностранного легиона”.
Отмеченные выше способы, как показали события последних лет, эффективно нейтрализуют преимущества войны-необходимости. Поскольку, как известно, успешное поведение становится правилом, повторяется, то именно эти способы (с возможными вариациями) будут использоваться для нейтрализации преимуществ войны-необходимости и в дальнейшем.
V. Диалектика войны-необходимости
Как известно, нет безвыходных положений, есть положения, выход из которых неприемлем. Так и война может быть необходимостью лишь в силу неприемлемости других альтернатив (например, для агрессора – отказ от войны, для другой стороны – капитуляция). Но поскольку в войне-необходимости всё-таки есть альтернативы, возможность выбора, то войны-необходимости в чистом виде не существует.
Война-возможность возникает по выбору агрессора. Однако она не является полностью свободным выбором политиков, а имеет элемент необходимости. Ибо в значительной степени предопределяется стратегическими целями государства, его политикой, военной доктриной и стратегией, возможностями, конкретной ситуацией и пр. Следовательно, войны-возможности в чистом виде также не существует.
Поэтому всякая война-возможность включает в себя в той или иной мере элемент необходимости, а война-необходимость – элемент возможности. 26  Как показывает история, достаточно ярко выраженное доминирование одного из этих начал у одной из сторон также отчётливо проявляется в характеристиках её войск и ходе войны, подавляя при этом проявления другого начала. 27 
Вместе с тем оба эти начала подвижны, взаимодействуют и переходят друг в друга не только под воздействием действительных событий войны, но и под влиянием других факторов, например, информационно-психологического воздействия. Так, война, которую агрессор начал как войну-возможность, в дальнейшем может стать для него войной-необходимостью, если удача и военное счастье изменили ему, и он увяз в войне (война США во Вьетнаме). Война-необходимость под воздействием информационно-психологического воздействия, направленного на:
- девальвацию духовных ценностей;
- внедрение в сознание другой необходимости, нейтрализующей необходимость обороняться, и пр., может стать войной-возможностью.
С другой стороны, объект агрессии – в случае, если военное счастье на его стороне, – отразив вторжение агрессора, зачастую продолжает войну до полного его разгрома. В этом случае с момента отражения вторжения грань между войной-необходимостью и войной-возможностью может не выступать так ярко и отчётливо, сглаживаться. Естественно, это не означает, что объект агрессии, отразивший агрессию и развивающий успех, превращается в агрессора. Это лишь означает, что у него может появиться осознание наличия приемлемого выбора – продолжать ли войну, с вытекающими последствиями.
Таким образом, необходимость – переменный фактор, при уменьшении которого повышается возможность (имеется в виду возможность выбора), а при увеличении – возможность снижается; необходимость нейтрализует возможность, а возможность нейтрализует необходимость. Т. е. необходимость и возможность – две неразрывно связанные противоположности. Следовательно (закон диалектики), полноценное изучение, учёт необходимости в войне предполагает её совместное рассмотрение с возможностью.
В войне, в т. ч. в войне-возможности, военачальник может повысить своему войску необходимость победить, лишив его иного выбора (затруднив его). Например, из истории известны случаи, когда военачальники:
- выбирали для сражений такие позиции, что подчинённые им войска лишались пути к отступлению;
- после десантирования своих войск на побережье противника приказывали сжечь десантные суда, чтобы отсечь своим войскам путь к отступлению;
- перед сражением умышленно наносили противнику такой ущерб (казнили военнопленных и гражданское население, уничтожали посевы, поселения, храмы и пр.), что свои войска уже не могли ожидать пощады в случае поражения, и пр.
В этом случае, если необходимость выбирается военачальником преднамеренно, она выступает как возможность (необходимость как возможность).
Выводы
1. Необходимость – продукт духовных ценностей, их значимости, фундаментальности для личности, а также животного инстинкта. 28  И обстоятельств (наличия угроз этим ценностям, или фактора, вызывающего срабатывание инстинкта).
2. Необходимость в войне порождает высочайшую мотивацию к победе: войска настраиваются на войну самым решительным образом, чем приобретают большое преимущество над противником. Поэтому, как отмечал Н. Макиавелли, “Древние полководцы, убеждённые в силе необходимости и в том, до какой степени увеличивает она в сражениях храбрость войска, употребляли все силы своего ума, чтобы заставить воинов повиноваться ей. Но, с другой стороны, они так же тщательно старались избавить от нее своих противников. Поэтому им случалось открывать врагу дороги, которые они могли закрыть ему, и закрывать своим воинам пути, которые были открыты им.”29 
3. Необходимость войны для стороны конфликта определяется тем, существует ли реальная угроза её фундаментальным ценностям, готова ли она к значительным жертвам, если они будут необходимы, ради достижения целей войны. Если не готова – война для неё является, скорее, возможностью, чем необходимостью.
4. В войне необходимость является устойчивым, надёжным фундаментом успешной войны только в том случае, если основывается на духовных, нравственных ценностях. В связи с этим в новой войне стратегическим направлением подрыва обороноспособности объектов агрессии является уничтожение, подмена их духовных ценностей фальшивыми (см. отмеченную выше концепцию уничтожения России Даллеса).
5. Необходимость – переменный фактор, при уменьшении которого повышается возможность выбора, а при увеличении – снижается; необходимость нейтрализует возможность, а возможность нейтрализует необходимость. Т. е. это две диалектически взаимосвязанные противоположности. Поэтому войны-необходимости в чистом виде не существует: всякая война-необходимость в определённой мере имеет элемент возможности, а война-возможность – элемент необходимости. Однако доминирование одного из этих начал также отчётливо проявляется в характеристиках войск и характере войны, подавляя при этом проявления другого начала. В связи с этим можно говорить о войне-возможности и войне-необходимости как о разных явлениях. Вместе с тем оба эти начала подвижны, взаимодействуют и переходят друг в друга не только под воздействием действительных событий войны, но и под воздействием других факторов, например, информационно-психологического воздействия.
6. Войну-возможность, как правило, начинает (ведёт) сильная сторона, и в этом преимущество войны-возможности. Другое преимущество войны-возможности – гибкость в отношении места и времени применения силы – туда и тогда, где и когда для этого подготовлены (созрели) наиболее благоприятные условия.
7. Война-необходимость не имеет такой гибкости: сторона, ведущая войну-необходимость, вынуждена сражаться тогда и там, когда и где возникли угрозы её фундаментальным ценностям. Так, если агрессор начинает войну, то для объекта агрессии она автоматически становится необходимостью: он вынужден отражать агрессию – или капитулировать.
8. Война-возможность имеет и свою слабость. Прежде всего, никакой цивилизованный народ без необходимости не готов к значительным жертвам.
9. Страна – объект агрессии, как правило, к таким жертвам готова. Кроме того, необходимость защищаться активизирует в стране – объекте агрессии действие закона компенсации, что также умножает её силы. Эти обстоятельства создают асимметрию в пользу страны – объекта агрессии: если все прочие обстоятельства у обоих противников равны и таким образом взаимно скомпенсированы, сторона, ведущая войну-возможность (агрессор), будет намного слабее, чем сторона, ведущая войну-необходимость (объект агрессии).
10. Агрессор, как правило, начинает войну, чтобы победить; поэтому необходимым условием начала войны является компенсация преимуществ войны-необходимости.
Существуют эффективные способы такой компенсации:
1) повышение мотивации к войне страны – агрессора;
2) снижение мотивации к обороне страны – объекта агрессии;
3) нейтрализация мотивации к обороне;
4) разрыв общей судьбы страны – объекта агрессии и её руководства;
5) обесценивание усилий и жертв страны – объекта агрессии;
6) использование принципа “разделяй и властвуй”;
7) воевать чужими руками.
11. Именно эти способы (с возможными вариациями) будут использоваться для нейтрализации преимуществ войны-необходимости в войне НАТОвского типа.
12. Поскольку необходимость базируется на традиционных ценностях – отечественной истории, патриотизме, нравственности и др., укрепление, культивирование этих ценностей, воспитание в их духе – стратегически важнейший элемент поддержания обороноспособности страны.
 
С. Н. КОНОПАТОВ,
капитан I ранга, кандидат военных наук
 
1 См., например, труды Н. Макиавелли, Т. Ливия, Сюнь-цзы.
2 Философский словарь. Под ред. Фролова И. Т. М.:изд. политической литературы, 1981, с. 243.
3 Особенно в тылу. А мотивация тыла к победе исключительно важна, ибо, как известно, фронт силён тылом.
4 При отсутствии или слабости духовных ценностей человека, его потребности и интересы в основном определяются его животной природой, инстинктами. У нравственного человека духовное начало имеет безусловный приоритет над животным.
5 Лучшими в системе своих базовых духовных ценностей. Как человеку противоестественно стремиться к чуждой ему цели, так же чуждо и идти к ней противоречащим базовым духовным ценностям путём.
6 Рационален и террорист-“камикадзе”, поскольку терракт является для него приобретением. Но – в его извращённой системе ценностей, где собственная жизнь стоит меньше, чем терракт.
7 Поскольку система духовных ценностей у каждого человека индивидуальна, также индивидуально и его поведение. Изменив эти ценности – изменишь цели, мотивацию, поведение человека, т. е. изменишь самого человека.
8 Гиммлер. Цитировано по: Раймонд Картье. Тайны войны: По материалам Нюрнбергского процесса. Саратов:Поволжская академия государственной службы, 2000, с. 176.
9 См., например: Allan R. Millett. New challenges confronting the Reserves and National Guard. //Strategic review, Spring 1999, p. 24.
10 Так, США в XX веке вели десятки войн и вооруженных конфликтов в самых различных регионах мира, отстоящих друг от друга на десятки тысяч километров.
11 Например, К. Клаузевиц отмечал, что моральный элемент – среди наиболее важных в войне. По оценкам Б. Наполеона, в войне “моральный и физический фактор соотносятся как 3:1.” B. H. Liddell Hart. Strategy. 2-d rev. ed. N. -Y: Meridian, 1991, pp. 3-341.
12 Так, в последней войне в Югославии НАТО объявил врагом Милошевича. При этом характерные заявления руководства НАТО – заставить Милошевича, напомнить Милошевичу, вынудить Милошевича, лишить Милошевича – но не Югославию. Т. е. делались заявления, враждебные С. Милошевичу, а не Югославии. Но уничтожалась при этом Югославия. Таким образом очевидно, что объявление врагом С. Милошевича, а не Югославии – ханжество. Это не просто отлично продуманный хитрый ход, но стратегия. Ибо точно так же ранее был объявлен врагом “коммунизм”, а не Россия; С. Хуссейн, а не Ирак, и пр.
13 Агрессор учёл свой опыт во Вьетнаме: крайне нежелательно воевать с целым народом.
14 Естественно, для проведения такой колоссальной дезинформации необходимо информационное и военно-политическое доминирование в мире.
15 Как сказано в Библии, “…узнаете их по их делам…”.
16 Н. Макиавелли. Рассуждения о первой декаде Тита Ливия. М. :Мысль, 1996, с. 335.
17 К. Клаузевиц. О войне. Гос. ВИ М. -Л. 1932, т. 1, с. 15-29.
18 Известно, что человек, как и всякая организация (например, руководство государства), государство – заложник своих первых шагов. Встав на путь уступок, очень трудно свернуть с него. Поэтому важно заставить противника сделать первый шаг в нужном направлении – неважно как, а там дело пойдёт.
19 Эта вера, как показывает история, может быть сохранена даже в невероятно тяжёлых условиях – и несмотря ни на что привести к победе.
20 Гельмут фон Мольтке. Военные поучения. //Искусство войны: Антология. В 2 кн. Кн. 2. – СПб. :Амфора, 2000, с. 240.
21 Естественно, при этом могут попасть под суд и другие лица, даже осуществлявшие деятельность в русле интересов агрессора (например, некоторые лидеры хорватов и мусульман, осуществлявшие геноцид в отношении сербского населения), но против которых стали общеизвестными неопровержимые улики, например, в геноциде. Иначе будет очевидно, что агрессора не интересуют права человека, демократия, свобода слова и пр., и ему станет затруднительно использовать эти мощные рычаги новой войны.
22 В силу слабости Югославии эту правовую войну против неё агрессор ведёт, как и “горячую” войну, “неконтактным” способом, когда вред и даже угрозы нанесения вреда направлены только в одну сторону – в сторону Югославии.
23 Хотя определённое значение суд над С. Милошевичем всё-таки имеет – как средство перекладывания ответственности за агрессию с НАТО на Милошевича. Сегодня (лето 2001г.) США обусловливают мизерную (в сравнении с нанесённым ими в процессе агрессии ущербом) “помощь” порядка 100 млн. US $ признанием Югославией того, что С. Милошевич – преступник, т. е. фактически путём подкупа добиваются лжесвидетельствования.
24 “…nonresistance would be no war at all…”. Carl Von Clauswitz. On War. Ed. and trans. by Michael Howard and Peter Paret. Princeton:Princeton University Press, 1975, p. 77.
25 Флавий Вегеций Ренат. Краткое изложение военного дела. //Искусство войны: Антология. В 2 кн. Кн. 1. – СПб.: Амфора, 2000, с. 250.
26 В связи с этим можно говорить не только о необходимости (возможности) войны, но и о большей или меньшей степени её необходимости (возможности).
27 В связи с этим можно говорить о войне-возможности и войне-необходимости как о разных явлениях (с известной степенью условности).
28 Причем у культурного человека духовные ценности имеют безусловный приоритет над животными инстинктами.
29 Макиавелли Н. Рассуждения о первой декаде Тита Ливия. М. :Мысль, 1996, с. 335.

 

 
< Пред.   След. >

 16.09.2007 20:59