SIAC

Каждый Человек значим, уникален, необходим и незаменим
12/13/17 13:15:19
 
Главная arrow Аналитические материалы arrow ИНТЕРЕСЫ ЗАПАДА НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ
 
 
Главное меню
Главная
О нас
Проекты
Документы
Статьи
Аналитические материалы
Это любопытно
Контакты
Партнеры
Видео материалы
Аналитические материалы
НЕОБХОДИМОСТЬ ДЕЙСТВИЯ
 
Статьи
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ КИРОВОГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ
 
Это любопытно
ЧЕЛОВЕЧЕСТВО УМРЕТ ОТ ЛЮБОПЫТСТВА
 
Ссылки

АНАЛИТИЧЕСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ

 

ИНТЕРЕСЫ ЗАПАДА НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ
Распад СССР привел к появлению принципиально новой геополитической ситуации не только на постсоветском пространстве, но и в прилегающих к нему регионах. Появились новые региональные лидеры, а многие из стран Содружества стали претендовать на особое положение и особую роль во взаимоотношениях со странами Запада. 
После распада СССР Россия утратила свои позиции в таких жизненно важных для нее регионах как Средиземноморье, Черноморье, каспийский регион. Во многом это было связано с бездеятельностью российских властей, которые почти без "боя" отдавали столь важные для себя направления. Тем не менее, говорить или списывать все на бездействие России было бы не совсем правильно. 
Промышленно развитые западные страны и в первую очередь США прилагали огромные усилия по вытеснению России, как из стран Содружества, так и из близлежащих регионов. 
С самого начала образования новых независимых государств западные страны поддерживали их стремление к проведению самостоятельной внешней и экономической политики, к разрыву исторических и культурных связей с бывшими республиками Советского государства, и в первую очередь, с Россией. Естественно, что подобные планы не получали широкой огласки. Однако на примере многих стран СНГ можно проследить, что со стороны развитых стран поощрялось их становление в качестве новых участников в международных отношениях. 

Подобная политика, особенно в первые годы независимости не могла не сказываться на только формирующейся внешней политике государств Содружества. 
Взять, к примеру, Украину. Безусловно, эта вторая по размерам республика занимает ключевое положение на постсоветском пространстве. Однако ее "независимость" от России обернулась ее стремлением участвовать в Черноморье и на Каспии. Не случайно, она стремится занять прочные внешнеполитические позиции в этом регионе и стать своеобразным мостом между бывшими республиками и Центральной и Восточной Европой. Отсюда и идея о формировании Балтийско-Черноморского союза, которая весьма вероятно, не без одобрения западных стран, получает в последнее время все более широкую популярность. 
Ее можно оценивать двояко. С одной стороны, налаживание межрегионального сотрудничества является естественным стремлением любого государства, поскольку создает для него дополнительные возможности для взаимодействия по самому широкому кругу вопросов. 
Однако у этой проблемы есть и другая сторона. Прежде всего, участие в Балтийско-Черноморском союзе, через двусторонние контакты с Турцией открывает для Украины большие возможности для выхода в Средиземноморье и Ближний Восток. Кроме этого, Киев рассчитывает, на Каспийский регион, как источник углеводородных ресурсов, что снизило бы его зависимость от России и позволило превратиться в транзитное государство. Например, не исключается вариант, что в будущем Украина станет пропускать через свою территорию нефть из арабских государств и Ирана в Европу. Однако трудно предположить, что Стамбул, один из главных союзников США в этом регионе, прежде чем пойти на подобное сближение, не проконсультировался со своим партнером.  
Активность Стамбула продиктована тем, что интересам США отвечает удаление Украины от России и других государств Содружества. Тем самым, поощряя и стимулируя усилия украинских властей по удалению от Москвы, США руками региональных блоков решают свою задачу. 
Киев же сам того иногда и не подозревая (а если и понимает, то боится это открыто признать) фактически превратился в орудие США, которые стремятся создать вокруг России кордон государств, не связанных с Москвой политическими и экономическими соглашениями и договорами. 
Естественно, что внешнеполитические устремления Украины "объясняются" ее объективно существующими интересами. Ни в коем случае не умаляя национальные интересы, хотелось бы только отметить тот факт, что зачастую они строятся в противовес российским. И их реализация лишь в незначительной степени увязывается с перспективой российско-украинских отношений. 
Более того, в Киеве признают, что подобные планы Украины закладывают под двусторонне сотрудничество, трудности, которые позднее могут перерасти в конфликты. 
 В частности в работах института стратегических исследований Украины говориться о различиях в стратегических интересах России и Украины. Более того, данный институт уже заранее исходит из того, что государства Черноморского региона будут "делиться" на группировки с различными интересами. В частности, делается противопоставление России с ее партнерами (куда входит Армения и Болгария) Украине с Азербайджаном и Турцией. 
Учитывая, что Киев, Анкара и Баку входят в зону интересов США, а Турция к тому же является одним из ключевых ее партнеров, то можно с достаточно высокой степенью вероятности предположить, что подобное "региональное" деление происходило при поддержке и с одобрения американских стратегов. 
В соответствии с этой линией развивается сотрудничество между Украиной и НАТО. Сегодня оно идет в большей степени по линии программы "Партнерство во имя мира" и путем создания условий для быстрейшего вхождения в западные структуры безопасности. 
Таким образом, подводя некий промежуточный итог отношений Украины с Россией, а также направленности действий Украины в Черноморье можно сказать, что украинская политика в своей основе опирается на несколько основополагающих моментов. Прежде всего, это создание прочных позиций в региональных группировках и отстаивание своих взглядов в отношениях с Россией, которые формируются не без внешней поддержки и одобрения. 
Для России это означает лишь то, что Украина взаимодействует и будет и дальше сотрудничать с Россией только по тем вопросам, которые совпадают и отвечают ее национальным интересам. Там же, где эти интересы отличаются или вступают в конфликт, России будет жестко отстаивать свои интересы, что на протяжении последнего времени становится очевидным. 
Другим регионом, в котором теснейшим образом переплетаются интересы многих государств является Кавказ. Одним из основных элементов, который определяет важность этого региона, является нефть. 
В последние годы у России отсутствует четкая политика на Кавказе, что ослабляет и без того ее непрочные позиции. Результатом этого является усиление изоляционистских тенденций в Армении, поскольку российская сторона утратила экономические рычаги своего воздействия. 
Бездеятельность России привела к тому, что страны региона стоят перед определенным выбором: либо стремиться к налаживанию более тесных отношений с Россией, либо пытаться войти в различные военно-политические структуры, например в НАТО. 
Так, устремления Азербайджана в НАТО в самом Баку объясняют инертностью и неактивностью России, что вынуждает их примкнуть к этому военному блоку. Армения в свою очередь, вошла в систему безопасности России. 
Аналогичную ситуацию можно наблюдать и в Каспийском регионе, где развернулась ожесточенная борьба за контроль над углеводородными ресурсами этого региона. В ней участвуют как прикаспийские государства (Россия, Казахстан, Азербайджан, Туркмения и Иран), так и западные страны, в первую очередь США. 
Часто действия прикаспийских государств носят односторонний характер. В сентябре 1999 года президент Туркмении подписал Указ об образовании национальной службы освоения туркменского сектора Каспийского моря. Он позволяет начать бурение, одновременно являясь определенной гарантией для тех иностранных инвесторов, которые будут вкладывать свои средства. Еще раньше так же поступил и Азербайджан, который закрепил в национальной конституции юрисдикцию над "своим" сектором. Продолжается конфликт и между Туркменией и Азербайджаном, относительно принадлежности нефтяных месторождений. 
Не последнюю роль в регионе стремится играть Турция, которая хотела бы иметь контроль над газовыми потоками. Так, существует российский проект "Голубой поток". Но одновременно и Азербайджан хотел бы транспортировать в Турцию до 700 млрд. куб м. газа. 
Хорошо просматривается, что активную роль в регионе стремится играть и Америка. Однако в отличие от прикаспийских государств, ищущих в первую очередь экономические выгоды, США пришли сегодня на берега Каспия больше из геополитических соображений. С помощью внешнеполитических ведомств и нефтяных компаний они нащупали этнополитические и ресурсные бреши в "южной дуге нестабильности" бывшего СССР. В качестве "троянского коня" выступили нефтяные компании. 
Именно перед ними была поставлена задача создать барьер для российских нефтяных компаний на участие в разведке и добыче углеводородов Каспия и транспортировки их на внешние рынки. Американские компании не имеют специальных исследований по энергетическим проблемам Каспия. Однако США, в течение короткого времени удачно манипулируя заведомо неточной информацией о нефтегазовом потенциале Каспия и, играя на тщеславии политиков высокого ранга прикаспийских государств, создали мощный финансово-политический прессинг, подчинив себе экономические рычаги воздействия на геополитическую обстановку в регионе. 
Одновременно с разговорами о "новом нефтяном Клондайке" обострилась дискуссия о путях вывоза каспийской нефти. Та же тройка - США, Турция и Азербайджан - стали усиленно продвигать проект строительства нефтепровода Баку - Джейхан в обход России. О его рентабельности говорить даже не приходится. Кроме того, у него столько недостатков, сколько не наберется и у альтернативных проектов. Но стратегические интересы перевесили все экономические и коммерческие. 
Именно с помощью этого проекта США планируют укрепить свое влияние в регионе, а Турция хотела бы превратиться в межрегиональную державу по нефтяному потенциалу. Поскольку под ее контролем оказались бы как иракская, так и каспийская нефть, что позволило бы ей участвовать в определении на нее цен, и соответственно повысить свою роль в делах Евразии. 
В тоже время необходимо отметить, что на Западе не существует единого мнения относительно Каспии. Там есть также мнение, что политическое руководство Азербайджана осуществило политико-экономический обман на постсоветском пространстве. Речь идет о значительном превышении ими запасов нефти в Каспийском море, что уже позволило получить от западных и других нерегиональных держав обязательств почти на 40 млрд. долл. за невиданную никем нефть на континентальном шельфе Азербайджана. 
Между тем, результативность геополитического блефа впечатляет. Американцы обеспечили себе свыше 40% участия в законтрактованных месторождениях, что обеспечивает им контроль на 50 лет. 
Кроме этого, США активно предлагают новый проект - транскаспийский газопровод, который, так же как и турецкий должен обеспечит поставку энергоносителей, минуя территорию России, но уже не нефти, а туркменского газа.  Данный проект, кроме очевидных экономических и коммерческих сомнений - многомиллиардные затраты - вызывает особую озабоченность. По мнению специалистов, знакомых со сложными экологическими и геологическими проблемами каспийского замкнутого водоема, разработка таких непростых в техническом и технологическом отношении проектов должна учитывать особые геотектонические условия Каспия, в частности: зоны высокой сейсмической активности, наличие подводных гейзеров, а также подвижности морского дна. 
Но для США - это пока "мелочи". Они не принимают в расчет нерешенную до сих пор проблему статуса Каспийского моря и возражения других прикаспийских стран - России и Ирана - против этого проекта. Главное - втянуть Ашхабад в его реализацию, а что будет потом - не важно. Именно поэтому Агентство по торговле и развитию США предоставило Туркмении гран в 595 тыс. долл. для ускорения работы по завершению ТЭО этого проекта и ускоренного формирования консорциума из американских и турецких компаний. В конце января 1999 года компания "Энрон" представила туркменам окончательный вариант ТЭО транскаспийского газопровода. Его ориентировочная стоимость определена в 2 млрд. долл., протяженность до Эрзрума (Турция) составляет около 2000 км., сроки строительства - 2 года, а пропускная способность должна поэтапно возрастать с 10 до 30 млрд. куб. м. 
Ну а далее все идет по уже знакомому сценарию. Консорциум создается, но попутно выясняется, что денег на его реализацию у американских компаний нет и в ближайшее время не будет. Проблема каспийской нефти, если позволят запасы "поздней" нефти состоит в том, что она могла бы рассматриваться как потенциальный мировой резерв, который может быть задействован в случае истощения запасов нефти на Северном море, Персидском заливе и других регионах мира, либо в случае изменения ценовой конъюнктуры нефти на мировых рынках. В настоящее же время потребителей каспийской нефти, испытывающих в ней острую нужду, нет. В связи с этим, вряд ли в среднесрочной перспективе - до 2010-2015 гг. развернется широкомасштабное освоение нефтегазовых месторождений, как этого хотят некоторые прикаспийские страны. 
США выполнили свою задачу и закрепились в этом регионе. А добыча нефти, которая им пока не нужна, да еще требует от них широкомасштабных инвестиций, пока не входит в их планы. Да и с самой нефтью, точнее с ее истинными запасами нет полной ясности. Сегодня по каспийскому региону существует довольно много различных оценок доказанных и прогнозных запасов нефти. Еще недавно они колебались от 17 до 250 млрд. баррелей и более. Еще весной 1997 года Госдепартамент США сообщил конгрессу, что "доказанные и возможные" запасы нефти Каспийского бассейна составляют 178 млрд. баррелей, что в 30 раз превышает запасы северного склона Аляски. 
Сегодня Каспий стали ставить в один ряд с такими регионами, как Персидский залив и Северное море. Утверждалось, что на каспийском шельфе, где якобы лидирует Азербайджан, имеется не менее 30 месторождений промышленного значения на глубинах до 500 метров. Стоимость же запасов нефти на Каспии составляла и вовсе фантастическую цифру - 4 млрд. долл. Большая часть информации о перенасыщенности нефтью Каспия и прилегающего к нему побережья была явно скоординирована и направлено шла из Баку, Анкары и Вашингтона. 

По оценкам же российских экспертов, таких запасов на Каспии уже давно нет. Еще десятки лет назад советские геологи исследовали практически все месторождения, в том числе и те, по которым заключались контракты в настоящее время. Месторождения, где были найдены достаточно большие запасы нефти, в настоящее время уже сработаны или продолжают срабатываться. По самым оптимистическим данным, доказанные запасы нефти Каспия не превышают 10-12 млрд. тонн, из которых на Россию приходится 1.5 млрд. тонн, на Казахстан - 6 млрд., на Туркмению - 6.5 млрд. тонн и на Азербайджан лишь 3.5-5 млрд. тонн. Ни о каких десятках и сотнях миллиардов тонн речь и не идет. При этом, не ранее чем через 10-15 лет из этого региона можно будет взять при самом идеальном сочетании политико-экономических обстоятельств около 6% нынешней мировой добычи. 
Искажение оценок по запасам углеводородного сырья на Каспии привело к тому, что в Баку началась "нефтяная лихорадка". Нефтяные консорциумы с участием ведущих нефтяных компаний росли как грибы после дождя. В результате Азербайджаном было подписано 16 контрактов с международными нефтяными компаниями. Наиболее объективную оценку дал Лондонский центр стратегических исследований. В опубликованном еще в 1998 году докладе, он опроверг оценки, которые давало министерство энергетики США. В частности в докладе отмечалось, что запасы нефти завышены в 8 раз. Кроме этого, каспийская нефть остается одной из самых дорогих в мире. 
Однако все эти моменты не смущают США, которые не отступают от реализации одной из главных своих целей в этом регионе. А именно - вытеснить Россию с Каспия. 
Причина этого кроется в той значимости для США каспийского региона с его огромными запасами нефти и природного газа, которые превышают разведанные запасы на северном склоне Аляски и в Северном море, которые, по всей видимости, больше чем в Кувейте. И эта значимость без сомнения возрастет. Политика по отношению к строительству трубопроводов в бассейне Каспийского моря заставляет США четко определить свои позиции к целому ряду региональных проблем. Политика США концентрируется на двух моментах. Прежде всего, обеспечить США лидирующие позиции в освоении региональных ресурсов и непрекращающегося потока нефти из этого региона. И вторым аспектом, на котором будет основываться политика США - это свести к нулю влияние России и Ирана на освоение нефтяных месторождений и развитие экспортных трубопроводных маршрутов. 
Каспий является замкнутым регионом, и для экспорта своих энергоносителей здесь неизбежно приходится пересекать территорию другой суверенной страны. Кроме этого, этот регион не имеет выхода к судоходным международным артериям. Все варианты экспорта явно переигрывают железную дорогу, танкеры или автомобильный транспорт в плане эффективности и себестоимости. 
Нестабильность в регионе и борьба сепаратистов ставят под угрозу любой трубопроводный маршрут, который рассматривается в настоящее время. Северный маршрут начинается в Баку (Азербайджан) и заканчивается в Новороссийске на Черном море в России. На протяжении почти 80 миль он проходит по территории Чечни. Чечня, как бы демонстрируя независимость, предлагает свой собственный маршрут. Западный маршрут начинается в Баку и заканчивается на Черном море в порте Супса (Грузия), пересекая азербайджанский регион Нагорный Карабах, заселенный армянами. Этот маршрут также проходит близко от некоторых регионов Грузии, где также сильно сепаратистское движение. Абхазия выиграла гражданскую войну против Грузии, но еще не успела разрубить узы, связывающие ее с Тбилиси. Конечная точка западного маршрута находится в 12 км. от Абхазии. 
Маршрут, которому США отдают наибольшее предпочтение, начинается в Баку и заканчивается на Средиземном море в порту Джейхан (Турция). Он проходит через район, заселенный курдами, на северо-востоке Турции. Каспийский трубопроводный консорциум (КТК) почти закончил строительство трубопровода, который будет перекачивать нефть через мятежный южный регион России, примыкающий к Грузии. Он пойдет от Тенгиза (Казахстан) в Новороссийск. Предлагаемый центрально-азиатский нефтепровод будет начинаться в Туркмении и заканчиваться в Пакистане, пересекая Афганистан, и возможно дойдет до Индии. Работы по этому проекту были приостановлены из-за гражданской войны в Афганистане. Южный маршрут был заблокирован США, поскольку он полностью проходит через Иран. Греция предложила два маршрута в обход Турции и минуя Босфор: один - через Румынию и Грецию к Адриатическому морю, а другой - через Болгарию и Грецию к Эгейскому морю. 
Помимо того, что Каспий является замкнутым регионом он еще находится в центре конфликтов. Дело в том, что любой из предлагаемых маршрутов трубопроводов на своем протяжении обязательно проходит через спорные территории. Региональные конфликты, политическая нестабильность и отсутствие регионального сотрудничества задерживают освоение каспийской нефти и газа и угрожают отбросить этот регион назад, к временам советского правления. Большинство стран-инвесторов опасается, что соперничество из-за стремления контролировать освоение этих громадных ресурсов может превратить регион в "зону нестабильности и кризиса". 
Несмотря на эти трудности, политика США, направлена на расширение коммерческих возможностей для американских компаний, разрешение региональных конфликтов путем создания экономической независимости и обеспечение энергетической безопасности для США и ее союзников, отражает огромную значимость этого региона. Это четко говорит о том, что бассейн Каспийского моря и прилегающие экспортные коридоры, в основном транскаспийские маршруты за счет технической осуществимости и жизнеспособности, делают стабильность и процветание этого региона жизненно важным для Америки. 
В результате такой политики США уже утвердились в роли регионального лидера, направляющего процессы демократизации и развития стран Каспийского бассейна, особенно в Азербайджане, Казахстане и Туркменистане. США будут  и дальше  заинтересованы в скорейшей и справедливой демаркации Каспийского моря, поскольку этот фактор является основополагающим для дальнейшего развития дипломатических и экономических связей в этом регионе. 
Предпосылкой для сохранения США лидирующих позиций в этом регионе является поддержка с привлечением всего потенциала страны положительного решения на многих уровнях по вопросу строительства основного экспортного трубопровода Баку - Джейхан, а также прокладка дополнительного трубопровода из Тенгиза (Казахстан). Это позволит поддержать отношения с ключевыми странами региона, повысить ставки США в регионе, усилить позиции Турции в регионе и ограничить влияние России и Ирана на экспорт продукта в обход внутренних трубопроводных систем. 
Эксперты считают, что США будут вынуждены пройти по дипломатическому "канату", чтобы ограничить экономическое проникновение России в этот регион в ходе поддержания дипломатических и экономических связей. Например, эта политика предусматривает ограничение поисковых работ России в северном Каспии, экспорт казахской нефти и сотрудничество в области морского права. Однако там также отмечается, что монополия России на региональный экспорт будет разрушена, уступив место справедливой торговле и конкуренции, что исключает контроль России над экспортом. 
Весьма вероятно, что США будут поощрять шаги Турции, направленные на превращение ее в регионального лидера. Турция разыграла культурную карту, делая акцент на тюркские корни всех центрально-азиатских стран, кроме Туркменистана, используя их в качестве естественной основы для объединения и развития дальнейшего сотрудничества. Кроме этого, эти страны видели ценность тесных связей с США и союзниками НАТО и приветствовали этот союз. Турция является главным союзником США в этом регионе и в тоже время "оградой" США, которая отделяет их от России и Ирана. Турецкое лидерство в этом регионе на руку США. 
Наряду с Россией, США продолжат "борьбу" с Ираном. Влияние и потенциал страны в этом регионе будет мешать американским компаниям. Кроме этого, Иран заявляет о том, что он является географическим, религиозным и историческим центром региона и претендует на роль регионального лидера. Тем временем, эта роль была ограничена из-за американских санкций и боязни исламского экстремизма. Однако в Иране полагают, что настало время для сближения. Продолжающаяся изоляция Ирана может оказаться контрпродуктивной. Поощрения развития отношений с Ираном принесет в будущем больше выгод региональным и мировым концернам. 
Для создания в регионе "сдержек" и "противовесов" США будут вынуждены терпеть проникновение Китая в этот регион. Китай провел два технико-экономических обследования для трубопровода, который начинается в Казахстане и заканчивается на китайском побережье Японского моря, с возможным продлением трубопровода до Японии. Стоимость его строительства и эксплуатации намного превышает ожидаемую от него прибыль. Учитывая этот факт, а также зная доказанные ресурсы Каспия, можно предположить, что цель этого проекта создание скорее стратегического барьера, а не получение валютной выручки. Это беспрецедентная возможность для США и американских корпораций оказать помощь Китаю, получая при этом прибыль для США, обеспечивая более глубокое американское внедрение в Китай и создание широких возможностей для сотрудничества между этими странами. 
Пакистан должен стать мощным барьером на пути растущего влияния Ирана в регионе. Поскольку Иран не прекращает попытки восстановить свое право на то, чтобы называться региональным лидером. Следовательно, необходимо предложить другого лидера, который бы составил конкуренцию Ирану. В этом контексте Пакистан предстает как вполне логичный выбор. Он является весомым конкурентом и имеет серьезные интересы в этом регионе. Маршрут трубопровода из Каспийского бассейна через Пакистан к Индийскому океану более прямой и не вызывает споров. Кроме этого, этот маршрут позволяет обойти такое критическое место, как Ормузский пролив. Обе страны имеют общую границу. Пакистан также граничит с Афганистаном (хотя здесь следует принимать во внимание серьезные внутренние беспорядки) и с Таджикистаном (менее значительный региональный игрок). Кроме того, рассматривается также южный экспортный треугольник: маршруты из Туркменистана, Казахстана и Узбекистана (игрок на газовом рынке). Американская поддержка Пакистана может привести к непреднамеренным последствиям с Индией, но они должны быть управляемыми, учитывая большое число предлагаемых трубопроводных маршрутов. 
Таким образом, США будут задействовать все свои ресурсы, чтобы ограничить деятельность России в этом регионе. США вряд ли согласятся на роль стороннего наблюдателя, а собираются активно участвовать в формировании ситуации в этом регионе. Не скрывают они своих планов и относительно России, влияние которой, согласно американским стратегам должно быть уменьшено, а экономическое присутствие сокращено.
Октябрь 2000 г.  
 
< Пред.   След. >

 16.09.2007 20:59