SIAC

Каждый Человек значим, уникален, необходим и незаменим
11/22/17 13:04:17
 
Главная arrow Видео материалы
 
 
Главное меню
Главная
О нас
Проекты
Документы
Статьи
Аналитические материалы
Это любопытно
Контакты
Партнеры
Видео материалы
Аналитические материалы
ОСОЗНАНИЕ РЕАЛИЙ
 
Статьи
ВЫЗОВ СОВРЕМЕННОСТИ
 
Это любопытно
ВСЕЛЕННАЯ ОСНОВАНА НА ПОВТОРЕНИЯХ
 
Ссылки

«МЕТАМОРФОЗЫ» АПУЛЕЯ ОТДЫХАЮТ!

http://www.telekritika.kiev.ua/articles/128/0/9507/galetij_apulej/
Сергей Галетий, для «Телекритики» / 13.07.2007

Наш культурный сектор подвергся псевдорыночной и псевдосоциальной постсоветской полуреформе. Почему же до сих пор нет рефлексии на это «хирургическое вмешательство»? (ОБНОВЛЕНО)
Что ни говорите, а времечко во втором веке нашей эры было самое что ни на есть чудесное и несложное. Взял господин Апулей своего героя Луция обратил в осла – и распахнул к всеобщему обозрению человечества низменный мир тайных пороков, преступлений и лжи своих же сограждан. Вскрыл подчистую современные им нравы и механизм порождения стихии зла, скрывающегося под разными личинами напускной добродетели. А попал бы он в наше время… – я бы ему не позавидовал. Налицо такие метаморфозы морали, характеров и сознания, что одним образом никак не отделаешься. Маркировать их приходится не только прибегая к разным тварям, но и превращая в них обе взаимодействующие стороны, и даже, совмещая несколько «ингредиентов» в ком-то одном. В результате может и получаются жуткие мутанты, но зато они полностью соответствуют нашей действительности. Поэтому когда Вы по ходу чтения настоящей статьи встретите подобную аллегорию – будьте благосклонны, выбора у меня не было.

Начну с того, что сегодняшний день, 13 июля 2007 года, имеет знаковую печальную составляющую: исполняется ровно три года со дня церемонии присоединения Украины к Европейской конвенции о кинематографической продукции совместного производства, которая состоялась в офисе генерального секретаря Совета Европы в городе Страсбурге (Франция) в 2004 году. Сама же конвенция так и не была ратифицирована Верховной Радой Украины, а значит, в действие так и не вступила. То есть перед нами ещё один очевидный факт некомпетентного управления исполнительной и законодательной власти в культурном секторе. (О том, что ареал некомпетентности и неэффективности распространяется практически на все сферы государственного управления, известно всем, и я тоже остановлюсь на этом позже, но ближайшие несколько абзацев отдам вопросам культуры.)

Об отсутствии легитимного права у украинских производителей кино- и телевизионных фильмов вступать в партнёрские отношения с продюсерами Европейских стран и пользоваться программами финансовой поддержки, писалось и говорилось неоднократно, но с мертвой точки этот процесс так и не сдвинулся. Объяснять причины тоже порядком поднадоело. Лучше воспользоваться выводами экспертной группы, которые изложены в отчёте, сопровождающем «Национальный отчёт о культурной политике в Украине»; официальное представление которых состоялось в том же городе Страсбурге 10  мая сего года. Первый, представлял известный британский культуролог, директор представительства Британского совета в Украине Терри Санделл; второй – министр культуры и туризма Украины Юрий Богуцкий.

Эксперты высказали много нелесных, но объективных оценок, из которых ключевыми можно назвать следующие четыре:

1) как часть более широкого и болезненного переходного процесса, многие аспекты политического и экономического развития Украины сегодня страдают от синдрома «полуреформ» и «половинчатых изменений» (включая  воздействующие на культурный сектор и культурную политику), и являются не просто серьёзными препятствиями в модернизации, но и могут привести к разрушению, «системному коллапсу»;

2) проблема «полуреформ» – следствие несовершенства законодательства, как непосредственно относящегося к культуре, так и «не-культурного», играющего намного более важную роль в создании климата, окружающей среды и условий, при которых культура может выживать и процветать. В украинском культурном законодательстве отмечается пагубная тенденция к декларативности, неосуществимости, формалистичности, оно слишком обширно и имеет слабое практическое выполнение;

3) ещё одна серьёзная проблема, стоящая перед Украиной со времени обретения независимости, – неясность относительно ответственности за культуру. На первый взгляд – это ответственность буквально каждого (от президента до местного самоуправления, т.е. большинства субъектов законодательной и исполнительной власти) и никого;

4) в значительной степени всё ещё остаются и доминируют стили управления и методы работы, которые были уместны для командной централизованной экономики Советского Союза, хотя контекст и потребности Украины изменились радикально. Это старое Советское наследство различными способами тормозит многие отношения, что очевидно внешнему наблюдателю, но менее заметно для тех, кто пребывает внутри. Причём эти устаревшие методы и стили управления, теперь полностью несоответствующие, остаются в силе не только из-за их активного навязывания субъектами власти, но и вследствие консерватизма, безразличия и атрофии в «системе» в целом.

Комментарии излишни… Придраться хочется лишь к тезису о «безразличии», в отношении которого я нахожусь в некотором двойственном положении… Разделять его или оспаривать? С одной стороны, он подтверждается хотя бы тем, что появление такого глобального отчёта не стало поводом для дебатов культурной общественности и аналитических публикаций в украинских средствах массовой информации (только раз на «Телекритике»). Это удивительно… (Неужели останавливает отсутствие перевода?) А с другой – «оправдание» видишь в том, что просто перегорели… Устали повторять одно и то же и на каждом углу, напоминая известную присказку: «собака лает, а караван идёт».

Чтобы не быть голословным, навскидку, можно вспомнить заметное выступление Оксаны Забужко на президентских слушаниях в декабре 2005 года; а также и до «Оранжевой революции» подобная оценка не раз высказывалась, например, в статье Николая Княжицкого «Культурный дефолт Украины» («День», № 40), ещё в 2000 году, в затхлые годы правления Леонида Кучмы. Впрочем, передо мной не стоит задача вспомнить всех поимённо… Вопрос всё равно останется открытым – почему сейчас на это «хирургическое вмешательство» нет естественной рефлексии?

В дополнение можно констатировать, что иллюзий в отношении Украины не существует не только на официальном уровне в Совете Европы – они отсутствуют, как это ни прискорбно, и в менталитете европейских граждан. Следующим образом описывает это Мила Новикова (портал KINO-КОЛО), вернувшаяся с Каннского кинофестиваля: [сокращённо] «В фильме Ульриха Зайдля «Импорт/Экспорт»  (героиня которого – молодая медсестра с западной Украины Ольга, чтобы не быть секс-рабыней, выезжает в Австрию на заработки и устаивается сиделкой в дурдом) один австрийский маргинал, прибыв в Ужгород, замечает: «Худшего места искать на земле не приходится». … Безрадостную жизнь показывает в своём фильме «Неизвестная» и мастер итальянской кинематографии Джузеппе Торнаторе, повествующий ещё об одной украинке, которая поехала на Запад на заработки. После двенадцати лет страданий (девять раз её заставили стать суррогатной матерью) и совершённого убийства своего насильника, её депортируют назад в страну. … В обоих случаях Украина появляется на экране страной безнадёжности, из которой можно спасаться даже в дурдоме или борделе, так как хуже, чем дома, быть не может. А если вспомнить ещё несколько иностранных лент уже вне Каннской программы, выпущенных за последний год, картина оказывается совсем удручающей. В немецкой короткометражке украинская эмигрантка в Германии скажет друзьям: «Я не хочу назад в Черкассы, снова есть одну картошку!»

В завершение статьи Мила Новикова задаётся вполне понятным вопросом: «Но где фильмы украинских режиссёров об украинцах и украинках, «не путан, не преступников, не цыган»? Где наша честь и самоуважение? Без них отечественный кинематограф обречён оставаться провинциальным, никому не нужным барахлом.» Хорошо было бы адресовать его непосредственно главе Государственной службы кинематографии Анне Чмиль и вице-премьер министру по гуманитарным вопросам Дмитрию Табачнику…

Если вы заметили, выше я бегло обозначил образ «собака лает…» – на самом же деле ему надо уделить намного больше внимания. Он занимает важное место в смысловой линии всей статьи, и поэтому следующее отступление просто необходимо. Первое, с чем мы должны согласиться, подтверждая, что понимаем друг друга с полу слова, – это кого олицетворяет собой «караван», уводящий нас всё дальше и дальше вглубь вымирающей пустыни. Очевидно, что это те самые постсоветские чиновники, которые делают вид, будто управляют своими вотчинами в интересах нас простых смертных. Второе, следует добавить к образу «собаки» альтернативу. Её антагонистом в нашем случае будет «соловей». По принципу: один ругает, другой – знай нахваливает. Наконец третье, относится к тому, что сам по себе образ «собаки» с течением времени претерпел значительные изменения. На него, вполне естественно, накладываются и другие действия собак: помогающих пастухам загонять стадо баранов, везущих в упряжке нарты, подопытных, поводырей, ищущих наркотики или взрывчатку, соревнующихся в бегах, играющих в кино, и просто радующих своих хозяев наградами за экстерьер и благородство, …даже в космос собака полетела раньше человека – так что с функциональной точки зрения её роль в нашем сознании не такая примитивная, как это было в исходной ситуации. Например, тех же экспертов можно смело соотнести с собаками-спасателями, которые помогают найти и вытащить нас из под завалов отсталости.

Именно поэтому важно различать интонацию и цель такого «лая». Резкость и громкость – это ещё не признак «ругани»… Вы поняли…  Это может быть предостережение, умная команда, что так делать опасно – слепо следовать навстречу своей гибели. А вот с задачей, которую решает сладкоголосье соловья, напротив, никаких изменений не произошло. С точки зрения восприятия это как была приятная трель, так и осталась, и, в зависимости от того, с какой ноги вы встали, …или вы только ложитесь, – она либо взбадривает, либо усыпляет. Его предназначение: услаждать роковую поступь каравана, одурманивать восприятие внешнего мира, скрывать за лестью и ложью правду.

Кто вам больше по душе – можете выбрать сами. Я своей позиции не изменяю. Если вижу противоречия здравому смыслу, молчать не буду. Поэтому давайте вернёмся к нашим … чиновникам. Со всей серьёзностью заявляю (и делаю это уже неоднократно), что госпожа Чмиль, которая освоила навыки управления, будучи секретарём парткома Киевской студии научно-популярных фильмов в далёкие 80-е, и которая бездарно руководит кинематографической отраслью больше одиннадцати лет (с перерывом 01.09.2003 – 11.05.2006), не является высокопрофессиональным менеджером, а тем более «кризисным». Она не способна и не сможет выправить убогое положение украинской киноиндустрии.

Прежде чем представить подтверждающие аргументы, надо сказать об альтернативном мнении, которое изложил в еженедельнике «Зеркало недели» Дмитрий Иванов («Почём «важнейшее»?» № 19 (648) 19 — 25 мая 2007). Это я к тому, что выбор у вас действительно есть… В самых восторженных руладах автор превозносит заслуги Анны Павловны, нагромождая бессмысленные фразы и притягивая за уши впечатляющие факты, к которым «главный персонаж» никакого отношения не имела.

К примеру, автор пишет: «Последние два-три года Анна Павловна внедряла продюсерскую систему в кинематографе вместо остававшегося с советских времён бюджетного госзаказа». Что означает «два-три года»? Если подразумеваются полномочия должности, то это совпадает с перерывом. Корректней будет значение «чуть больше года». А если вообще, то почему только два-три года? А до этого времени она чем занималась? Обдумывала информацию, полученную в 1997 году на 26-м Роттердамском кинофестивале, где она изучила неизвестные доселе профессиональные системы финансирования независимого кинематографа на Западе (ЗН № 11 (128) 15 — 21 марта)? Или проводила опытные наблюдения за практикой российской кинематографии – разовьётся у них продюсерская модель или завалится? (Там госзаказа нет с 1992 года.) И что значит «внедряла»? У нас ничего не изменилось. Никакого улучшающего факта: «всё, избавились» – не произошло; госзаказ не только остался, но и усложнился тендерными процедурами. Зачем тогда прошедшее время? И почему «с советских времён»? Она же оставила эту несуразную модель и в Законе «О кинематографии» и в Положении «О государственной поддержке национальных фильмов в продюсерской системе», принятых в 1998 году. …Так что, где черпает автор свой оптимизм – непонятно.

Дальше – больше. Самим фактом перечисления автор приписывает к «ратным киноподвигам» госпожи Чмиль все значимые события этого года: от создания Украинской кинокомиссии до участия отечественных производителей аудиовизуальной продукции в кинорынках Берлинского и Каннского фестивалей. Хотя, всё это были частные инициативы.

Единственно, в чём можно согласиться с автором публикации, – это с положительной ролью Анны Павловны в творческой судьбе Киры Муратовой, наиболее известного украинского арт-хаусного режиссёра. Традиционно Министерство культуры выступило со-производителем её фильма («Два в одном»), который уже собирает призы (…из семи последних её фильмов, только один снимался исключительно на российские деньги).

Впрочем, нельзя не подчеркнуть, что такая симпатия взаимна. Кира Муратова всегда активно выступает в защиту самой госпожи Чмиль (когда в 2003 году решался вопрос об её отставке, Муратова специально приехала из Одессы, чтобы поддержать Анну Павловну). Но является ли её мнение безусловным доказательством заслуг «визави»? Сомневаюсь.

Скажем так, я бы хотел, чтобы читатель с ясной очевидностью, не прикрытой никакими идеологическими обёртками, понимал, что человеком движут его эгоистические интересы (…один из ключевых мотивов статьи), и только единицы (тем более в Украине) могут перейти на уровень альтруистической мотивации. Именно поэтому я полностью оправдываю действия Киры Муратовой – после всех унижений, которые ей пришлось пережить в советский доперестроечный период, быть обласканной вниманием государства – это высший акт справедливости.

В то же самое время за двенадцать лет (1995 – 2006) только 2 из 63-х выпускников Киевского национального университета театра, кино и телевидения имени И.К. Карпенко-Карого, Владимир Тихий («Мойщики автомобилей») и Олесь Санин («Мамай»), удостоились чести получить бюджетные деньги на производство дебютного полнометражного фильма. И здесь мы могли бы задать себе вопрос: объективна ли, гуманна ли, позиция Киры Георгиевны – с её-то именем, может она нашла бы альтернативные варианты финансирования, уступая никому не известному дарованию? И сами же на него отвечаем: да ни в коем случае! Она права на все сто двадцать процентов! Творец – это одинокий волк, который должен думать только о себе, о своём собственном выживании. Кстати, согласна с этим и сама Муратова, которая в интервью русской службе Би-би-си замечает: «Режиссёр – это такая индивидуалистическая профессия, что каждый выныривает и плывёт сам».

А вот позаботиться о том, чтобы «вынырнула» вся украинская кинематография, …некому. Так как единственной перманентной задачей госпожи Чмиль остаётся поддержание на публике видимости вот-вот наступающих перемен к лучшему. Но прийти к реальным результатам она не может. Разумеется, чтобы заметить, где она выдаёт желаемое за действительное, – этим надо специально интересоваться; разобраться в законодательстве, просмотреть, какие проекты изменений вносятся в Верховную Раду, почитать заключения к ним; вникать в смысл сказанного Анной Павловной на протяжении длительного периода… Работка не из лёгких и не из приятных…

Например, какой вывод может сделать внимающий её словам на следующий пассаж, который она выдала на «Кинофоруме Украина-2007», в контексте инициативы освобождения от НДС стоимости билета на фильм, дублированный на украинский язык: «...Разом з тим ми вчора поговорили із керівником «Невафільму» і практично докопалися врешті решт до процедури як це здійснюється в інших країнах. І ми сьогодні в терміновому порядку вносимо ще і преференцію повязану до тих, хто дублює. Тобто, там теж виписали.» (И на следующий день она акцентировала, что «занотували» ценные указания). А вам не кажется, что это несколько дико, чтобы главный менеджер отрасли «подзабыла», что перед тем, как фильм попадает к зрителю в кинотеатр, есть технологические звенья, куда входят, и дублирование, и печать копий, которые тоже обкладываются НДС? Поэтому, если и стимулировать именно кинопрокат на украинском языке, то делать это логично на каждой «ступеньке» затрат. (Ну а то, что вообще нет системного видения льгот и преференций в целом для киноиндустрии, как это принято у других, – говорить не приходится, так как их обоснование «це дуже складний процес», то есть, экономический и финансовый анализ «с проектом — без проекта» грамотно провести некому.)

Или идея фикс: приравнять кинематографию к судостроению. Видите ли, там, есть аналогия в специфике долгосрочного производства и соответствующая коррекция налогового периода. Неужели это единственный и решающий все проблемы пример для подражания? (Посмотрели бы вы как эти «сентенции» куцо через запятые втюхивали…) Может, перспективней было бы зациклиться на том, что кинопроизводство ничем не хуже инновационной деятельности? Одних компьютерных эффектов сколько. А какая культурная составляющая выгод и поднятие имиджа страны, опять же… Если всё это наглядно представить, тогда и для такой интеллектуалоёмкой сферы деятельности, как кинематография, тоже получилось бы ввести индивидуальные благоприятные условия, и специфику (включая проблему с уровнем заработных плат) отразить, и льготы, – всё  целенаправленно закрепить. Почему нет?

На самом деле следует полностью заменить Закон «О кинематографии» и подготовить большой пакет системных изменений к «не-культурным» законам; – на что, госпожа Чмиль безапелляционно утверждает, что первое невозможно. Откуда такая упёртость? Прецедентов принятия новых редакций законов предостаточно. Тут даже Конституцию менять собираются… Вторая проблема, в виде каких-то отдельных сегментов фигурирует, в качестве мер и проектов решений, которые не могут принять уже больше пяти лет, но всякий раз используют, как захватывающий прецедент популистских декламаций.

Пожалуй, нам теперь не хватает только одного, чтобы увидеть весь сверхцинизм тщетности ожиданий перемен к лучшему. (Если состав участников и их подходы к работе останутся прежними!) Оказывается, посреди всей этой дурно пахнущей кучи преспокойненько располагается чиновничья особь, которая является своего рода «фаворитом» этого стойла ретроградов, – это господин Дмитрий Табачник. Правда, своим безмерным пренебрежением ко всем и ко всему, среднезрелой благостной наружностью и сверхъинтеллектуальной речью, он всячески отнекивается от своей причастности, мол, вся эта убогость меня даже не касается, всё это как-то мелко и ничтожно. Но разве факты не налицо? Тогда удосужьтесь вернуться к отчёту экспертов, который оценивает функциональную результативность вице-премьер министра по гуманитарным вопросам реальней, чем вся эта гирлянда статусных званий и наград, которой обвешал себя господин Табачник. Наследие его (де-юре) трехлетнего стажа на этой должности (не считая перерыва 03.02.2005 – 04.08.2006), и (де-факто) весомого влияния на кадровую политику в первые годы президентства Леонида Кучмы, в развитии культурного сектора в Украине – очевидно.

Знаете, именно в этом месте я проникся точностью и практичностью смысла, заложенного в тексте, который в американских боевиках зачитывают полицейские при задержании преступников: «Вы имеете право хранить молчание… Всё что будет Вами сказано, может быть использовано против Вас…» – Вспоминаете? Давайте и мы, просто процитируем несколько фраз господина Табачника, из которых не я, а вы сами, сможете сделать заключение «в чём же их смысл»… Расходятся они с делом или нет?

«…Мы с Павлом Ивановичем не соревновались за право принимать хозяйственные решения: он премьер, это его парафия, но чтобы их провести, Лазаренко стремился полностью овладеть кадровой политикой. Хоть драный сапог, но из Днепропетровска: привези и поставь на любое министерство. Как же он старался везде навязать свои... ну скажем так, не совсем модельные кирзачи, скроенные по образцу испанских сапог известного орудия пыток...

Именно на почве кадровой политики мы с ним столкнулись. Я говорил тогда и сейчас могу повторить и Президенту, и другим, что он пытался расставить везде людей неподходящих, а очень часто абсолютно неподходящих, с одной целью: взять всю власть, финансовые потоки, раздел государственного имущества, заказы, бюджет в свои руки».

«…Когда я работал в секретариате, у меня не было ни одного заместителя, ни одного  главы управления или департамента, который пришёл бы без моего предположения или согласия».

[Таким образом, кадровая щепетильность должна быть козырем господина Табачника.]

«…Если говорить о каких-то конкретных вещах, то, кроме финансирования, необходимо очень много работать над эффективным проектным менеджментом со стороны государственных органов. Скажем, много лет мы слышим, что в Украине нет кино, и оно не появляется, несмотря на плачи целого сонма Ярославов и Ярославн на разных стенах и валах. Но есть самая главная проблемаполное отсутствие эффективного менеджмента в области культуры».
[Диагноз экспертов не отрицается, а вот солидарная ответственность – хромает.]

В конце концов, они, как и я, всего лишь менеджеры, которых нанял народ Украины через парламентскую коалицию, и личные симпатии и антипатии, различия в политических взглядах не должны нам мешать эффективно выполнять свои обязанности. Именно поэтому я требую и буду требовать от министров, независимо от их партийной принадлежности, не любви и дружбы к себе, а эффективной работы, профессионализма и порядочности».

[Да нет же, и ответственность, вроде бы, не отрицается…]

«…Именно поэтому они часто попадают в неловкое положение, потому что не хотят договариваться о критериальном аппарате – о прагматичных целях, о стратегии развития... Из-за этого мы имеем абсолютно провинциальную внешнюю политику, вернее, отсутствие таковой, и постоянные метания в политике внутренней»

[Ну а если применить к его функции, то вывод – аналогичный. Подавая себя как «гуру» менеджмента, вся его дутая напыщенность тут же сходит на нет, так как обнаруживается, что прагматичных и реальных целей в гуманитарной сфере он перед собой никогда и не ставил.]

«…В своё время баснописец дал очень хорошую характеристику подобным деятелям: «Осёл останется ослом, хоть ты усыпь его звездами. Где должно действовать умом, он только хлопает ушами».

Надеюсь, эти его слова в комментариях не нуждаются. Впрочем, у нас с вами есть возможность совсем отказаться от моей субъективной эмоциональной окраски в оценке заявленных выше горе-управленцев. Об уровне качества их менеджмента, к которому приговорено всё общество, получающее его ежедневной пайкой, красноречиво свидетельствует следующий вывод экспертов:

«…Одной из причин и аргументов в пользу старых практик и моделей [управления], вместо использования новых [нацеленных на результат], является то, что привычные подходы, кажется, «работают». Однако, фактически, они по большей части либо не работают вовсе, либо работают плохо, а на деле наносят серьёзный сопутствующий ущерб. Такой ущерб может включать де-факто «системный коллапс», порождающий цинизм и апатию, не говоря уже об уничтожении или отчуждении творческих инициатив, управленческой созидательности и культуры предпринимательства. Эти ощутимые разрушения не отражаются в «балансовой ведомости» – мы просто смотрим как старые подходы все ещё «работают» и не знаем [скрывающейся за ними] истиной цены использования отживших себя методов».

Подводя некий итог в рассмотрении культурного сектора, который подвергся точно такой же псевдорыночной и псевдосоциальной практике постсоветского управления, как и другие сферы экономики (по аналогии с кусочком сыра, который по вкусу идентичен всей голове, от которой его отрезали); исключением является, разве что, финансовый сектор в Украине, реформированный основательно, по западным лекалам, с помощью и контролем «с их стороны»; остаётся внести одно существенное уточнение к завершающей части суждения экспертов. Суть в том, что измерить «истинную цену» утраченных возможностей в самом деле нелегко; а вот то, какую реальность нам нахлобучивают под разного рода лозунгами (в том числе «Улучшение жизни уже сегодня») уже могут идентифицировать. Более того, есть даже устойчивый образ, который фокусирует в себе весь набор паразитических навыков чиновников старой выучки, в купе с псевдорезультатами их деятельности, которые, без сомнения, и образуют сегодня правящую «клику», независимо от партийной принадлежности отдельно взятого соучастника. И слетает он с уст почти автоматически. Например, я применил его в своём докладе на конференции «Украинский продукт в национальном эфире: состояние, проблемы, перспективы» (27 февраля 2007 года), в таком виде:

«…Теперь давайте откровенно назовём вещи своими именами и лаконично объясним положение с кинопроцессом в Украине. По сути, в «содержании» мы сталкиваемся с таким известным, и не зря имеющим украинское происхождение образом, как «потёмкинские деревни». Перед нами нагромождают одну и туже подретушированную актуальными мессиджами или определениями риторику обещаний или мнимых достижений, – назначение которой очень цинично: разойтись «с миром», в очередной раз избежав ответственности (…остаться при своих интересах)».

А вот как этот образ лёг в описание функциональной «несостоятельности государственной машины в целом и её деталей в частности», которое разворачивает Юлия Мостовая в публикации в еженедельнике «Зеркало недели» («Разноцветная толока, или Человеческий фактор в государственном механизме» № 21 (650) 2 — 8 июня 2007):

«…На сегодняшний день кто-то может сказать уверенно, что политика в отраслях формируется сообразно интересам развития этих отраслей, а не интересам Бойко или Ивченко (в секторе газа), Деркача (в секторе атомной энергетики), Ахметова (в сфере связи, металлургии и энергетики), Азарова (в сфере финансов), Пригодского (в «Укрзалізниці») и т. д. и т. п.? А кто контролирует то, как формируется эта политика? Кабинет министров, на котором решения принимаются со скоростью прохождения титров? Оппозиция, занятая исключительно борьбой за власть? Общество, имеющее в качестве информации «потемкинские деревни», выстроенные пресс-службами различных министерств, ведомств и служб?»

Следовательно, зомбическое внимание этим «обманкам» удел не каждого. И когда число людей, которые не «просто смотрят» на то, как изо дня в день власть пренебрегает потребностями модернизации Украины, а «пробуждённых» (…почти «просветлённых»), которые наоборот, начнут противодействовать, каждый в своей отрасли, отстаивая свои интересы, – будет возрастать – тогда действительно давящий «саркофаг» облюбовавшего нас сонмища паразитов и трутней начнёт распадаться и отмирать.

«Метаморфозы» Апулея отдыхают! (Часть вторая)
 

Сергей Галетий, для «Телекритики» / 24.07.2007
«…тогда действительно давящий “саркофаг” облюбовавшего нас сонмища паразитов и трутней начнёт распадаться и отмирать».

Понятно, что прямо завтра это высвобождение не произойдёт. Но чтобы этот процесс подтолкнуть, ускорить, облегчить ему ход – нам всё ещё не достаёт главного: во-первых, «правильно поставленных вопросов», а во-вторых, «правильных ответов». Иными словами, размышляя о том, как эти «опорные точки» пробуксовывающей «государственной машины» сформулированы и облечены в форму вопросов и ответов в указанной статье Юлии Мостовой, а также воспользовавшись её приглашением: «…об этом поговорить», – представлю и я на ваш суд своё видение.

Прежде всего, давайте назовём узловые «злокачественные» проблемы, которые генерируют большинство остальных негативных следствий.

Одна из них – это отсутствие у руля государственного управления людей, которым «есть что предложить обществу, а не взять у него», которые могли бы «последовательно и системно создавать условия для максимальной реализации созидательных способностей представителей своего общества». Или же – используя терминологию упомянутых в начале экспертов – людей, способных вывести страну из транзитного состояния «полуреформ».

Другая проблема – наше существенное отставание в смене фундаментальных генотипических установок общества. Эта смена проявляется как уход от понятия «КТО», присущего феодальным и тоталитарным социальным системам, к понятию «ЧТО», характеризующему рыночные экономики современных постиндустриальных стран. Иными словами, когда система управления выстраивается не на основе родственных и личных связей, не на «тотальном стремлении к формированию исполнительной, судебной, а через закрытые списки – и законодательной власти главным образом по принципу персональной лояльности к лидерам политических сил» (…каким-либо суверенам); а на основе открытости и объективной оценки экономических критериев – то есть улучшений (результатов), измеряемых в количественных или качественных показателях.

Надо отметить, что эти формулировки проблем одновременно проговаривают и идеальные цели – то, что должно было бы быть «на выходе». Это позволяет нам уже «повернуться» в правильном направлении. А чтобы мы могли «ступить на канат, удержать равновесие и осознать, какая же пропасть нас разделяет», рассмотрим их повнимательнее.

Кому принадлежит власть?

Первое, что мы должны учитывать на кардинальном уровне (наш «канат»), – это доказанный психологами факт того, что эгоизм является основной тенденцией существования человека как вида. Причём, исследования показали абсолютное численное превосходство эгоистов. 88% людей имеют доминирующие диспозиции эгоизма и «спящий» ген альтруизма, образуя основной гибридный тип. Оставшиеся распределяются поровну: 6% чистых (генетических) эгоистов и 6% чистых альтруистов, обречённых на делание Добра. Хотя, едва ли мы найдём эти социально-личностные установки в их чистом виде, всегда обнаружится, что жизнь определённым образом воздействует, где-то «усредняет», где-то «выпячивает». Векторы такого воздействия напрямую зависят от состояния развития всех социальных институтов, в которых общество выражает свою самобытность: экономики, общественно-политического устройства, культуры и мировоззрения (включая религию и идеологию).

Видимо, вы уже догадались, что в нашем случае иллюзиями себя никто не тешит. По количеству закоренелых эгоистов, выбившихся и втиснувшихся во власть, которые преследуют исключительно свои шкурные интересы, невзирая на пагубные последствия для остальных, мы можем смело претендовать на мировое первенство. Да и поднатуживаться особо-то не пришлось…

«Удачный старт» взгромоздило Советское коммунистическое наследие – режим, ограничивающий практически все позитивные и естественные проявления свободной личности; который возвёл на ступени властной иерархии демагогов, доносчиков, карьеристское комсомольское и партийное отребье; который расплодил выскочек, бюрократов-иждивенцев, взяточников, спекулянтов, хапуг, «цеховиков» – то есть, корыстолюбцев всех мастей и любого ранга.

Далее, «их» радушно встретил период дикого первичного накопления капитала, который сопровождался «нулевым уровнем моральных барьеров, уважения к закону и общественным интересам». И увесистый строй уже существующих паразитов и трутней, часть которых расползлась по чиновничьим «новостройкам» министерств и ведомств, а другая разделилась на удельные враждующие между собой партийные «наделы», стало нахраписто теснить не менее циничное пополнение: новоявленных идеологических миссионеров «приватизированных» партий, нечистых на руку бизнесменов, сотен тысяч коррупционеров, которыми кишат брошенные в загон «самофинансирования» все общественные структуры (включая правоохранительную систему), да ещё и бандитские группировки, в полном своём составе.

Наконец, свою расточительную лепту непротивления злу внесло общественное сознание. Всё это время в нём доминируют (поддерживаются стереотипами) откровенно паразитарные отношения одного индивида к другому. Грубым языком их суть выражается так: кинуть «лоха», наехать и отнять «долю», предать и отгрести «барыши». Интеллигентные эгоисты, напротив, успешно скрывают свои корыстные мотивы за изящными высказываниями о лидерстве – «если не ты – то они тебя», о равноправии – «все так делают», о том, что каждый должен проявить себя так, как считает нужным, – «получать от жизни всё и по максимуму». Выдавая себя за альтруистов, радетелей об общественном благе – они умело морочат голову остальной массе населения, легко добиваясь власти, а уставшее бороться за выживание население, неспособное распознать, где же какая сущность, продолжает инфантильно на них уповать. Культура и ценности позитивного мировоззрения: порядочность, совесть и долг, стремление к истине и справедливости, чувства уважения, забота о благополучии других, – только-только начинают пробиваться с отдалённых задворок.

Одним словом, у нас не может быть никаких оснований отказывать себе в подобного рода «притязаниях». И как следствие удивляться, что эта порочная самобытность – косность, непрофессионализм и безудержное стяжательство всей властной бюрократической системы – эволюционировала в перекособоченную «государственную машину», у которой одно за другим отказывают все устройства и детали, которую всё ближе и ближе сносит к краю катастрофических последствий для пассажиров-заложников. …Вы правильно меня поняли. С лощёными «рулевыми» ничего не сделается. Всё под контролем! Они обеспечили себя прямо и косвенно «иммунитетом» не на одно поколение вперёд – наворованными капиталами, (…завсегдатаи-депутаты) неприкосновенностью, трактуемыми всегда не в интересах общества противоречивыми законодательными нормами, мощной разрешительно-запретительной системой, возможностью купить нужное судебное решение… и просто беспрепятственно смыться, как тот же Игорь Бакай.

Так что я полностью разделяю вывод, к которому приходит Юлия Мостовая: «Совершенно очевидно, что борьба, вот уже который год с разной степенью активности проистекающая на властном олимпе, имеет очень мало общего с битвой за интересы масс. Сегодня это битва за интересы сотен, ну пусть тысяч облечённых властью с её же жаждущими. … [которые стремятся] к концентрации власти, по большому счёту, с одной целью – шлюзовать финансовые и ресурсные потоки в нужные русла, нужным людям».

Но вот с её утверждением, что «власть в стране принадлежит бизнесу» – согласиться не могу. Это всё равно что: «шли, шли – и на тебе…» Слишком упрощённый маркер для очень неоднородного и разносилового взаимодействия, сцепление иерархий которого определяется понятием «власть». Даже если у всех участвующих, и выходцев не из бизнеса, которые, естественно, куда-то пристроили извлечённые за это время капиталы, и те «работают»; и обратный случай, когда бизнесмены на взаимовыгодной основе пришли и застолбили за собой место у «общественного корыта», – всё равно такая формулировка неприемлема потому, что ипостась «бизнес» нивелируется. По аналогии с тем, что для Врача, любой его подопечный – Пациент. А то, что он одновременно налоговый инспектор или бухгалтер, роль не существенная, – выполнять установленные предписания должен будет и тот, и другой.

Стало быть, как и в совсем недалёком прошлом, так и сейчас, реальная власть в стране принадлежит политико-бюрократической прослойке из коммунистов и квазикоммунистов, которые входят в верхние эшелоны управления таких партий, как КПУ, СПУ, ПР и СДПУ(о), а также занимают руководящие посты в исполнительной вертикали и предприятиях государственного сектора экономики.

Пожалуй, самым красноречивым примером, который демонстрирует нам явную сущность этой власти, продолжающей обдираловку беспомощного общества на территории под названием «Украина» – является доведенная до полного менеджерского маразма система госзакупок, которую курирует председатель наблюдательного совета Торгово-промышленной палаты, коммунист Александр Ткаченко (ЗН № 26 (655) 7 – 13 июля 2007). Ежегодно у государства «несколько людей» экспроприируют миллиарды гривен. «Так, прошлой осенью глава КРУ оценил “цену вопроса” в 10% от объема рынка закупок … [а это]: около 70 млрд грн. – объема закупок органов власти и 120-150 млрд – государственных предприятий». То есть, кругом-бегом, где-то около 20 млрд грн., что в 1,25 раза больше, чем сумма дотаций из того же бюджета Пенсионному фонду.

При этом ни проявленное беспокойство Службой безопасности Украины, ни внешние «предостережения Всемирного банка, проекта Европейского Союза СИГМА и Антикоррупционной сети ОЭСР о том, что действующее законодательство загоняет госзакупки в тупик и отнюдь не способствует борьбе с коррупцией» – не возымели никакого действия. Всё проигнорировано. «Точнее, на них среагировала Тендерная палата, публичная реакция которой свелась к банальному: “Пусть не лезут в чужой монастырь со своим уставом!”»

Право же, какая некорректная аналогия с их стороны… А не лучше ли так: «клопы негодуют протянутому к ним дустовому мылу» или «колорадские жуки зашипели на банку с керосином»? Ещё бы, понравилось… Но мы же не будем на этом основании «их» слушаться – это же бред: разделять «их» позицию. Всем известно, что от паразитов надо избавляться, и чем быстрее, тем оно здоровей обернётся...

Кстати, и для бизнеса тоже. Период их возмужания в неблаговидной среде, легко втянувшей большинство из них в эту азиатчину: коррумпированные схемы доступа к ресурсам и передачи собственности, – близится к логическому концу, к необходимости делать решающий выбор… Или оставаться куражиться на палубе взрывоопасной государственной разухабистой баржи (…с более чем вероятными нежелательными последствиями, как для собственных структур бизнеса, так и для институционального окружения, что тоже аукнется), «подсадив» себя на прожорливые помпы партийных касс «самого широкого спектра политических сил»? (…Последнее, опять же, только подчёркивает их несколько отстранённое положение по отношению к самой власти.) Или, захватив спасательный круг, в частности согласовав с властью первоочередное принятие законов, которые будут обеспечивать комплексную защиту частной собственности (амнистию капиталов, гарантии от национализации и реприватизации, антирейдерские меры и т.д.) – и, несмотря на какие-то неизбежные потери сейчас, но, выиграв стратегически – уйти таки в независимое плавание цивилизованного созидательного бизнеса? […Жаль, что президент Виктор Ющенко так и не реализовал свои планы в проведении амнистии капиталов, в чём уверял бизнесменов в конце 2005 года на «круглом столе «Украина на распутье», – сегодня мы имели бы совсем другую конфигурацию активности политических сил. Но это уже прошлое, и изменить его никому не под силу…]

Понятно, что призыв идеалистический. Но почему нет? Мы же не претендуем, чтобы они, изменяя своей природе, стали чистыми альтруистами (…раздали бы свои богатства неимущим). Пусть хотя бы, отвечая на «требование времени», сделают шаг к нашему четвёртому типу участников процесса – назовём его условно «продуктивным гедонистам». (Напоминаю: первый тип – это «трутни и паразиты»; второй – «спящие» – инфантильная масса идущая на поводу у устаревших стереотипов; и третий – «пробуждённые» – кто пытается осуществлять перемены.) Будем считать что тип «продуктивные гедонисты» – это те люди, которые получают удовольствие от самого процесса самореализации, созидания благ, достижения значительных результатов, а также комфортной атмосферы признательности и заслуженного к себе уважения. (Как видим, на практике это возможно – бизнесмены Виктор Пинчук и Александр Ярославский уже входят в их число.)

Оказать же себе реальную помощь в этом не беспрепятственном процессе, крупные бизнесмены могут только одним – стать на сторону «пробуждённых» – тех, у кого «мозги, настроенные на определение, отстаивание и реализацию государственных интересов». Их может быть мало, но они есть. И первый шаг – это перенаправить свои инвестиции из политических активов в поддержку интеллекта («системных аналитиков», «стратегов») и высокопрофессионального менеджмента («людей, досконально разбирающихся в каких-то сферах»), то есть в «тех, кто не только знает, но и умеет системно работать на достижение поставленной цели на высоком государственном уровне».

Именно ими «укомплектовывать» законодательную и исполнительную вертикаль власти для реализации комплексной программы реформ в Украине. Согласен, что это самый непростой процесс (…как и всё в этом мире), – но если его начать, то окажется что он не такой уж и неподъёмный. Конечно, если бы была проведена люстрация – было бы легче. Но в любом случае (при гуманном подходе) команда из специалистов в консалтинге, политологов и психологов вполне смогла бы предложить конструктивные стратегии адаптации этой цели в реальность, некую форму аттестации, например.

Впрочем, многие считают, что такую задачу может решить простая смена поколений. Они ошибаются. Возрастной ценз – это неточный критерий, он никак не воздействует на генетическое разделение эгоистов и альтруистов. Главное в стиле, ценностях и целях жизни. В том, что человек реально сделал и собирается сделать, в методологии, определяющей его действия (…остановлюсь на этом чуть ниже). Так как, и среди молодых есть сотни прожжённых эгоистов, и среди 60-70-летних есть незначительное количество индивидов справедливо мыслящих и заботящихся о благополучии других. Разумеется, если всю картину несколько обобщать. А также понимая, что пропустить наверх таких молодых и рьяных, будет ещё большим злом.

Но если мы говорим о тех, кто сегодня у власти – следует отдать должное – начинать надо именно с возрастного ценза. Ничего не попишешь. Вы же видите, как это прокоммунистическое сонмище отстаивает свои интересы, увеличивая себе возрастную планку пребывания в чиновничьем строю (…не уверен, вступил ли этот законопроект в силу или нет, но тенденция налицо). Так присосались, что, если мы эту наглость прозеваем, то о нашем «выздоровлении» в ближайшие годы не может быть и речи. Это ещё раз подтверждает тот факт, что вся система активно «способствует ограничению доступа» «пробуждённых» даже к среднему уровню управленческой иерархии, и крупицам выше. Но такая фундаментальная борьба неизбежна. Хотя мы всё равно (такая уж у нас ментальная карма) обречены дольше всех лихорадить и выводить из организма эти «глисты и токсины».

Вспомните, например, как хотела обсудить этот тезис в программе «Свобода слова» Марина Ставнийчук, и как господин Дмитрий Табачник ушёл от ответа.

Марина Ставнийчук: «Я хочу звернутися до Дмитра Володимировича. Я ставлюся до вас з величезною повагою. Ви – доктор історичних наук, вчений, відомий в Україні... І через те я хочу, щоби ви трошки глибше подивилися на сучасні проблеми, на ту політико-правову кризу, яку сьогодні має Україна. Як ви розцінюєте, як ви вважаєте: чи в основі тієї кризи і попередніх криз... і я не виключаю, що і в майбутньому... не лежать процеси світоглядні? Чи не пов’язано це з тим, що сьогодні Україна поступово відмовляється від старої системи і переходить до нових... до нового порядку облаштування суспільного буття? Як ви бачите це? У мене таке питання».

Дмитрий Табачник: «Пані Марино, я думаю, що це питання світоглядне надзвичайно велике, тому що перебудова держави і системи економіки – це надзвичайно болісний процес. І це весь час виводить на кризові ситуації. Але я ніколи не погоджуся з тим, що 16 років, які ми прожили, і ті чотири тисячі законів, про які казала пані Тимошенко, були недоцільними, що вони нічого не дали людям. Це неправда! …»

(Может, вернёмся к началу статьи?) А то по восторженному тону господина Табачника, можно подумать, что у нас всё настолько хорошо, что дальше некуда... Как вы считаете, у кого из них «есть, что предложить обществу, а не взять у него»? Для меня – вопрос риторический...

На каком ключевом «распутье» застряла Украина?

Знаете, в своём отчёте эксперты привели следующую аналогию: мы напоминаем им человека, у которого ноги стоят в разных лодках, …а те друг от друга отдаляются. Одна лодка – это прошлое, другая – будущее. Так что, если не сделать очевидный шаг, промедлить – неизбежно окажемся в незавидном положении.

Данный образ очень точно показывает как мы вообще всегда что-либо делаем, или собирались сделать, или спешим успеть сделать… А за «лодки» можно принять любую оппозицию («что есть – что должно быть») в тех критериях, по которым надо сравнивать в чём же развитие Украины отличается от процветающих постиндустриальных стран. Пожалуй, у любого стоящего экономиста ответный спич мог бы продолжаться до полного изнеможения… И то бы он, вероятно, очертил лишь общее видение… Я же займу ваше внимание совсем ненадолго, так как скажу, совершенно не претендуя на академичность изложения, только об одном аспекте, который определяет (на мой субъективный взгляд) все последующие. Я уверен, что «распутье» [оно же отличие] всех отсталых цивилизаций (не только Украины) от динамично развивающихся цивилизаций – характеризуется одним ключевым фактором, а именно: какая из фундаментальных генотипических установок, «КТО» или «ЧТО», доминирует в обществе.

Ведь мы все прекрасно помним, к каким катастрофическим последствиям привела в ХХ веке многие европейские страны, особенно СССР, фанатическая ориентация на национальных лидеров (Ленина, Сталина, Гитлера, Муссолини, Франко…) с их тоталитарной идеологией. Уничтожены миллионы человеческих жизней; экономики – в стагнации; оставшееся население вынуждено влачить убогое существование… Каждая страна по-своему преодолевала эти испытания, но на пороге ХХI века участницы, которые вышли из под гнёта коммунистической идеологии, и их соперницы, вкусившие все прелести капиталистического плюрализма, оказались в совершенно разных «весовых» категориях. Произошло это не только потому, что применялись две различные системы хозяйствования, плановая и рыночная (…чего-то и мы достигли, нельзя отрицать); а потому, что последних «в форму» приводила Америка (США), с её целенаправленным экономическим образом мышления.

Суть в том, что американский прагматизм, философия процесса, этика роста, прогрессивное образование, эволюция законодательно подкреплённых свобод, борьба за демократию, – всё эти составляющие (за 30-40 лет, после депрессии 30-х гг.) аккумулировались в системную методологию стратегического менеджмента, которая и является сегодня тем ключевым инструментарием, которым обеспечиваются достижения высоких позитивных результатов, не только непосредственно в экономике, но и в социальных, и, даже, в последнее время, экологических программах общественного развития.

Где-то в 50-е годы к США, в выработке методологии эффективного менеджмента, подключилась Япония, а дальше уже сработал эффект «домино». Наконец, процессы глобализации в 80-е годы полностью убрали это «страновое» отличие. Сегодня все экономически развитые державы пользуются одной рациональной прагматической методологией стратегического менеджмента (в государственном управлении тем более), построенной на изначальной проработке спецификации целей, с участием и учётом интересов всех заинтересованных сторон, их эффективном и оптимальном с точки зрения ресурсов плане реализации, и гибком контроле их корректного осуществления. (…Никакие популистские и политиканские концепции такого эффекта не дают!)

Подобный же принцип заложен в систему менеджмента качества ISO серии 9000 – также общемирового стандарта в управлении. Где берутся изначальные данные «на входе», продумываются параметры «на выходе», а в середине выверяется необходимый процесс приведения первых в требуемое состояние. (…Кстати, попробуйте применить это лекало к той же госпоже Чмиль или практически любому другому чиновнику в Украине. «На входе» и «на выходе» подведомственная им область не претерпевает никаких положительных изменений, которые бы зависели от них непосредственно, так как в середине у них только один процесс: раздавать обещания и спокойненько потреблять средства налогоплательщиков, …как минимум.)

Таким образом, мы теперь легко можем объяснить себе, в чём трагедия нашего незавидного положения. В том, что в душе и мыслях у нас болит «ЧТО», а во всех своих действиях мы руководствуемся чувствами и отношениями лояльности «КТО». По-принципу: «КТО» вылез над толпой и позадористей убедительно крикнул: «Даёшь «стабильность, продуктивность, эффективность!» – тому и «шапку Мономаха». Бери – правь нами, батюшка!

Заметьте, и слова-то ведь, шельмецы, используют – прямо в душу… То есть в аккурат такие, которые идут в обнимку с долгожданным «ЧТО». Так что и подмену сущностей распознать-то, не всякий горазд. …Вы же видите, какие они все эти «спящие» – что дитя малые, – только одно упование и слышишь от них в телевизоре: «Думайте о народе!». Чем не блеяние ягнёнков среди волков? Разве может быть встречное участливое движение? До сих пор перед глазами стоит Василий Киселёв из Партии Регионов, который, враждебно морщась, подвёл итог: – вы все никто и звать вас никак. И зубами клацнул…

Разумеется, схожие мысли те же эксперты высказывают толерантнее:

«Каждый должен, также, принять во внимание тот факт, что в украинском обществе поколения людей принимали как должное иерархический, почти феодальный разрыв между собой и власть предержащими. Поэтому одна только мысль (концепция) об установлении определенных рамок для такой взаимосвязи воспринимается как вызов, а некоторые усматривают в этом даже угрозу. Необходимо пытаться двигаться вне этих закоренелых отношений и методов, иногда используя их. Вопрос, к которому возвращаешься, вполне практический: как построить новые формы взаимоотношений, создать новые объединения и воспитать доверие в консервативном обществе, которое условиями своего существования приучено к пассивности, предпочитает действовать на основе родственных и личных связей, а не на основе открытости и объективности?

Они также подчёркивают, что из прошлого нас не отпускает мировоззренческий страх: большинство граждан всё ещё считают, что единственно правильное решение может исходить только «сверху», должно быть предписано государством, а любое альтернативное мнение – акт измены. …Неужели так?

Однако ПОРА убирать эту ногу из лодки «КТО» и смело переставлять её в лодку «ЧТО». Надо внедрять экономическое мышление (…а не демонизировать понятие «бизнес»), прагматически оценивать «ЧТО» тот или иной лидер политической силы или управленец реально сделал до этого; «ЧТО» он предлагает; насколько это полезно, грамотно и эффективно; осуществимы ли его цели и как он собирается их достичь. И как только кто-либо из них, переходит на самозабвенное навязывание «высших истин» (…эфемерных политиканских злободневных стереотипов) – знайте, результата не будет. Скажем прямо, такие деятели и сами догадываются о своей несостоятельности, но не принимают иного выхода, кроме как заполнять свою внутреннюю пустоту самыми высокими устойчивыми догмами (включая националистические), могут даже казаться искренними, в своей безудержной экспрессии… – и всё это лишь бы покрасивше произвести впечатление на обывателя, или его по-хорошему запугать… Заполучить себе власть.

Не подумайте, конечно, что я умаляю уникальность и значение выдающихся личностей. Человек, лидер, творец – и для этой фундаментальной установки – неотъёмлемая основа. Всё исключительно от него и зависит... От индивидуальных способностей, характера, мыслей, устремлений. Но ведь мы не просто так восхищаемся кем-либо из них. Мы делаем это за то, что те «ЧТО-то» сделали такое, что мы все ахнули. Если бы не их результаты – мы бы, скорее всего никогда об этом человеке ничего не узнали. В массовом сознании, как правило, вообще остаётся лишь имя. Не было бы «Метаморфоз» – забыли бы достопочтенного Апулея. Или же возьмём наше время: не было бы таких спортивных побед у братьев Кличко – и они бы никогда не стали всенародными любимцами. Так что я не вижу здесь противоречий.

Давайте лучше укажем на самое главное ценностное преимущество установки «ЧТО» для развития любого общества. Дело в том, что доминирование такого экономического мышления, оценки по результатам, использования методологии эффективного менеджмента – нивелирует борьбу противоположностей «эгоист – альтруист». Вот в чём вся ценность! Панацея от засилья Зла. Деятельность эгоистов, нарушая, казалось бы, неизменные внутренние диспозиции, направляется в продуктивное русло, пробуждаются альтруистические мотивы. А когда такой подход ещё и возносится на пьедестал всей культурой и мировоззрением, тогда понимаешь, почему такая страна как США занимает первое место в мире по благотворительности.

«На благотворительность американцы и действующие в США компании пожертвовали в 2006 году $ 295,02 млрд, что с учётом инфляции на один процент выше, чем годом ранее ($ 283,05 млрд)».

/По материалам агенства ЛІГАБізнесІнформ./

Напомните мне, какое место занимает Украина в этом рейтинге? …Да, опять среди первых, …только с конца. И поблагодарить за то, что мы там околачиваемся – надо непреходящий квазикоммунистический уклад жизни всего нашего общества.

Почему это не могут или не хотят понимать граждане Украины?

Разберёмся сначала с ловушкой обобщения в определении «граждане». [«Пробуждённых» и «паразитов» сразу оставляем за скобками.] Очевидно, что не все среди них – «спящие». Где-то четверть принадлежит к типу тех же «продуктивных гедонистов», естественно, со значительно менее глобальными возможностями, чем у крупных бизнесменов, но которые вполне «научились жить без государственного костыля», и даже обустраиваются с определённой долей элегантности. То есть, это та прослойка активных самореализующихся граждан, усилиями которых и обеспечивается хоть какой-то рост благосостояния Украины. Сегодня их политика – невмешательство – «оставьте нас в покое»… (Так мы и сделаем…)

Следовательно, речь дальше будет идти об остальной части украинских граждан, более многочисленной. Тех, кто живёт внутри кошмарного сна. Поскольку заслонка непонимания ими собственной причастности к созданию того самого незавидного положения, в котором они удерживают не только самих себя, своих близких, но и всё наше общество; – которая не позволяет нам ринуться к новым горизонтам экономического и социального благополучия, – находится в их несчастном и убогом сознании. Хотя, они об этом даже не подозревают. Тем более те из них, кому за шестьдесят…

Не будучи психологом, к сожалению, я не смогу адекватно рассказать обо всех регрессивных защитах и фрустрирующих социальных стереотипах, которые поддерживают губительную топку их деструктивных убеждений, но какое-то видение у меня всё же есть.

Во-первых, надо выделить то, что они всеми силами стараются сохранить верность своему идеализированному прошлому. Для них тогда и «люди были добрее», и «государство заботилось больше», и «жить было куда легче», в отличие от нищенского существования в наши дни. А тем более вспоминая пенсионеров, которые тогда вообще чувствовали себя «царями жизни» – имели достаток и всеобщий почёт. Вот во имя этого «совершенства», которое уже не функционирует, но венчает пирамиду их убеждений, их сладких иллюзий, они и предают самих себя, в упоении жертвуя собственным здравомыслием и интересами. (Сюда же, кстати, накладывается и изначальная инфантильность человека, его доверие к внешней заботе, нежелание брать на себя ответственность.)

Механика этого заблуждения объясняется следующим психологическим парадоксом: если вы летите в самолёте, возвращаясь, например, к своим родителям, то они всё равно будут для вас намного «ближе», чем любой сидящий в том же салоне пассажир. Так и здесь. Тёплая ностальгическая привязанность к миру своего прошлого, к радостным воспоминаниям – сильнее влияет на их выбор будущего, чем любые реальные возможности приложить усилия и сделать свою жизнь лучше. Более того, находясь в отдалении от этого недоступного прошлого, оно превращается в миф, превозносится как некое священное присутствие.

Именно поэтому коммунистическая идеология оказывается и сегодня живее всех живых. Посмотрите, как эту постсоветскую ментальность успешно эксплуатирует тот же российский телеканал «Ностальгия», который примиряет старшее поколение с обкрадывающим их настоящим, и вместе с тем искусно привносит в их сознание привлекательный образ действующего правителя. (По принципу: «любишь кататься – люби и саночки возить».)

Во-вторых, они сами соглашаются стать жертвами. Во имя своего «пунктика», научились любить тех, кто разрушил и продолжает разрушать их жизнь. Поскольку во всех без исключения случаях захват сознания стереотипом возможен только при наличии согласия на него. После чего ум субъекта ограничивается, упрощается до одномерных представлений (тупеет), и он уже не понимает, что видит не дальше своего носа, что находится не в той действительности, которая ему представляется в идеале. В итоге он сам программирует собственные несчастья, бедность, фрустрацию, не способен реализовывать даже самый заурядный эгоизм, а значит, вынуждает других обрушиваться на него с обвинениями, постоянно его обкрадывать, осуществлять по отношению к нему исторический, экономический, бюрократический и культурный вампиризм. Сам разрушает своё будущее, проживая реальность трусливым и пассивным образом.

И, наконец, в-третьих, они ещё умудряются неистово защищать свои иллюзии, используя различные предлоги и алиби для того, чтобы управлять своим утопичным заблуждением. Как правило, упорствуют в приписывании вины другим людям, либо же выбирают для себя «мессию», очередного лже-спасителя – «КТО» якобы должен будет их защитить и облагодетельствовать. Проявляют чрезмерную нетерпимость к тем, кто лишь намекнул о несогласии с ними.

Однако вопрос, к которому возвращаешься, вполне практический: существует ли возможность корректировки этих недостатков? И мой ответ – да, существует. Так как жизнь – это постоянный выбор. Поэтому можно выбрать любовь к этим призракам прошлого, и продолжать закрывать глаза на то, что всё глубже погружаешься в тину коммунистического болота; а можно проснуться и выскочить из него. Всегда можно стать самим собой, человеком без мифов, – тем, кто мыслит рационально и прагматически, кто ежедневно наполняет свой мир новизной развития. Вот тот момент, понимание которого я хотел бы вам внушить: правда состоит в том, что невозможно получить внешнюю справедливость, если мы не ищем её внутри. Это означает, что каждый может изменить себя, – только если сам этого захочет. Только сумев оторваться от своего «пунктика», каждый сможет остановить негативные для себя последствия, объективно взглянуть на реальность и понять, что у правды не один путь. (В этой связи сразу вспоминается постулат современного менеджмента, который мне очень нравится: «прошлым управлять нельзя, управлять можно – только будущим».)

Разумеется, вы можете спросить меня, а как сделать это практически? Отвечаю:

«Для восстановления автономии собственного «Я» необходим разрыв, отсечение, сознательное исторжение согласия и попустительства этим стереотипам, после чего «Я» обретает свободу.»

/Философ, социолог, доктор психологии Антонио Менегетти/

Впрочем, намного проще объяснил этот механизм американский профессор социальной психологии Гордон Олпорт. Когда в вашем горле вырабатывается слюна, вы её спокойно сглатываете, не испытывая никакого дискомфорта, так как она внутри вас и принадлежит вашему телу. Но как только вы её выплюнули – она становится чуждой вам, желания вернуть её обратно у вас не возникает, более того, вы испытываете к ней некое отвращение. Вот так и здесь. Представьте себе, что ваш стереотип – это слюна, …просто поменяйте их мысленно местами. А теперь «выплюньте»… Недельный курс такой несложной процедуры по утрам – и вы очистились.

Не забывайте, мы сами генерируем наших призраков; они – чудовищные создания, порожденные инфантилизмом человека. И «сильны» они лишь в той мере, в какой наделяет их авторитетом и неприступностью сама жертва. А все кто знают о происходящем, но молчат, становятся соучастниками трагедии.

Что надо делать?

Прежде всего, давайте подчеркнём наличие одного обстоятельства. Его суть заключается в том, что снабжать кого бы то ни было рецептами преодоления названных выше глобальных вызовов для Украины – задача для меня естественно чрезмерная, а тем более для формата одной обычной статьи. Хватит и того, что я, в меру добросовестно, намереваюсь возделать небольшую грядку бескрайнего семантического поля, которое неустанно вспахивают все средства массовой информации. Поскольку мне совершенно небезразлично, какие смыслы в результате подаются ими для общенародного усваивания. А тем более в это очень важное «переломное» для нас время. Да и вообще, какое влияние они оказывают на культуру и мировоззрение. Поэтому, все свои действия я направляю исключительно на то, чтобы обильно взошли и заколосились именно «пробуждающие» смыслы, чтобы появлялось больше людей, которые смогут их выходить, чтобы мощно стала произрастать уверенность в дне завтрашнем, с его правдой и успешностью.

Если вы разделяете эти чаяния и тоже пытаетесь добиваться перемен – эта статья обращена к вам. (…По-видимому, к числу «пробуждённых» изначально должны быть отнесены и те социальные институты, которые по своим функциям призваны защищать интересы общества – это СМИ и все другие гражданские инициативы.)

Собственно говоря, перед нами сегодня стоят две главные задачи. С одной стороны, сплотиться самим «пробуждённым» и окончательно сформулировать те ценности и смыслы, которые должны объединить общество в понимании каким образом мы можем выйти из кризиса. С другой стороны, очень быстро распространить это здравомыслие по всему семантическому полю (…в общественном сознании на всей территории Украины). И если нам удастся создать эту нарастающую волну нового понимания, прежде всего, «спящими», а затем и «продуктивными гедонистами» – их личной ответственности за то, каким будет наше будущее завтра, которое им предстоит выбрать этой осенью, – тогда только мы действительно сделаем долгожданный шаг из совдеповско-бандитско-популистского феодализма «до нового порядку облаштування суспільного бутя», то есть, вперёд к европейской цивилизации.

Решению первой задачи могли бы помочь периодические неформальные встречи-дискуссии журналистов, редакторов, экспертов, представителей общественных организаций и т. д. – то есть, своего рода программ «Свобода слова», но на выезде и без телевизионного эфира. Именно здесь бы создавалась внятная для последующего распространения система координат (…какие есть идеальные модели, что является позитивной тенденцией, что негативной, где мы находимся, и что надо делать) в таких дисциплинах, как: политика, экономика, право, культура, социальной сфере и т. д.

Для этого надо чтобы ведущее в своём тематическом секторе СМИ (или просто крупное общенациональное СМИ), – по аналогии с тем, какая есть замечательная практика «дежурств» в организации культурного досуга посольств и дипломатических представительств зарубежных стран, кем-то одним из них, – взяло бы «шефство» над проведением обсуждений «своей темы», созывало бы всех членов «клуба», информируя о времени и месте очередной встречи. (Или же шеф-редакторы ведущих СМИ распределили бы свои «зоны ответственности» на общей встрече в самом начале.)

Пожалуй, мы бы достигли здесь ещё одного важного эффекта – стало бы легче различать, кто занимается обманным сладкоголосьем (…вылизывает известные места чиновникам и власть предержащим, или вешает лапшу на уши гражданам), а кто конструктивно критикует и в сердцах ругает. Правда здесь есть ещё одна скрытая ловушка. Соловьи и собаки – это не все участники нестройного хора, сопровождающего гибельный путь каравана, которые жадно претендуют на внимание зазевавшихся. В первом случае, приторно-лояльные отвлекающие трели могут превращаться в ласково-восторженный губительный зов сирен, яркой представительницей которых, например, является та же госпожа Анна Герман; во втором – неожиданно обнаруживается трансформация в негативную сущность – это совсем уже и не лай, а какие-то странные, почти человеческие, похожие на детский плач вопли, …как скулят гиены. И за примером тоже далеко ходить не надо. Вспомните, как участники программы «Свобода слова» захлопали и освистали коммуниста Александра Голуба:

«…Люди добрые, к вам обращаются матери маленьких пациентов Донецкого детского онкологического отделения. Умоляем: услышьте за этими строками невыносимую боль и объявите о ней на всю Украину. Сегодня на наших глазах умирают наши дети, а у нас нет денег, чтобы их спасти…»

«…так сейчас у нас нет даже копейки, чтобы спасти от смерти своих сыновей и дочерей. Так или не так, Виктор Ющенко, предатель миллионов украинских малышей? Так или не так, Юлия Тимошенко, авантюристка-миллиардерша, которая вывела свою фракцию из зала, когда там рассматривался…»

«…От чьего имени я говорю? Мы говорим от имени этих людей. Мы говорим от этой Украины. Именно таким образом мы выносим приговор господину Ющенко».

Ну, редкое сплетение деградации совести и цинизма. Для точного диагноза мне просто не хватает определений, среди всех известных в психологии отклонений. Кстати, сколько схожести можно найти в повадках именно у коммунистов и гиен, тоже удивительно… И иерархия кто после кого может отхватить свой кусок мяса. И жажда крови. И создание атмосферы навязчивого страха вокруг – даже одну гиену боится и подпускает к падали многочисленная стая стервятников. (…Может и вы увидите этот документальный фильм, – советую обратить внимание.)

Чтобы всё общество меньше подвергалось подобного рода стрессам, и что также поможет нам в решении второй задачи, – есть предложение ко всем конструктивным СМИ провести в эти два оставшихся месяца следующую разъяснительную кампанию. Пусть известные или референтные для каких-либо аудиторий люди, выскажут свою оценку коммунистической идеологии. (Хотя, сегодня, это вообще обязан сделать каждый порядочный человек.) Так же само, как это сделал Виталий Коротич в одной из программ «Свободы слова».

«Шановні друзі, ви знаєте, щойно я подумав... Тут було питання про комунізм. У мене часто... я багато років викладав у американських університетах... І в мене запитували, чи проти я комунізму. Я завжди казав, що ні. Це прекрасна ідея. Ну чому?.. Всім дати всього, скільки хто хоче, все... Але оскільки в реалізації цієї ідеї на першому лише періоду було знищено десятки мільйонів людей, ціна була неадекватною до обіцянок. І через це я цієї ідеї не хочу. І не дозволю, щоб вона існувала. Коли я говорю про це, то я говорю про ціну, про ту ціну, яку сьогодні Україна платить за свою еліту, за створення своє еліти, якої вона ніколи не мала, якої від неї завжди відсмоктували чи то в Росію, чи то в Польщу, чи ще кудись...»

Такие авторитетные мнения надо постараться донести до каждого «спящего». Повторами. Перепечатками. Цитированием…

Пожалуй у меня есть ещё одно хорошее пожелание, осуществление которого может дать мощный отрезвляющий эффект иллюзиям и заблуждениям тех, кто с теплотой вспоминает СССР, и голосует за коммунистов. Надо обеспечить (проспонсировать) многократный показ на всех телеканалах Украины фильма Алексея Балабанова «Груз 200». Он сразу напомнит, из какого мракобесия мы к нашему счастью вырвались... почти…

И в завершение…

По убеждению Апулея, силой существующий мир исправить нельзя. Но бороться можно и нужно, только не со злом, а с питающим зло невежеством.

Психею, которая символизирует лучшую часть смертной души, он видит прекрасной, благородной, всеми почитаемой, рассудительной, совестливой. В то же время ей свойственны несамостоятельность, уступчивость, податливость. Для того чтобы лучшая часть смертной души жила в согласии с божественным началом (читай: предназначением), ей необходимы два качества: мужество и благоразумие.

Трудно с ним не согласиться. По сути же, эта вековая мудрость сконцентрирована в следующей известной присказке: спасение утопающих – дело рук самих утопающих. И здесь я бы хотел обратиться к другому уважаемому автору, рекомендации которого считаю верхом совершенства и объективности, философу Рудольфу Эриху Распэ. Его герой – барон Мюнхгаузен так ведь и сделал… Схватил себя за волосы. И рванул из болота! Очень даже хороший пример для подражания. Вот и нам бы так …в правильном направлении. А то ведь, так и останется Украина-Психея пожираться в этом прокоммунистическом термитнике.

 
< Пред.   След. >

 16.09.2007 20:59